Индукционные: Индукционные варочные панели — NEFF

Содержание

ЧувашТоргТехника / Продукция / Индукционные плиты



— выбрать —900 серия700 серия500 серияМодули нижние 700 серииМодули нижние 500 серии
  • КИП-29П-3,5

    Категория: 900 серия 

  • КИП-29П-3,5-01

    Категория: 900 серия 

  • КИП-29П-5,0

    Категория: 900 серия 

  • КИП-29П-5,0-01

    Категория: 900 серия 

  • КИП-49П-3,5

    Категория: 900 серия 

  • КИП-49П-3,5-01

    Категория: 900 серия 

  • КИП-49П-5,0

    Категория: 900 серия 

  • КИП-49П-5,0-01

    Категория: 900 серия 

  • КИП-69П-3,5

    Категория: 900 серия 

  • КИП-69П-3,5-01

    Категория: 900 серия 

  • КИП-69П-5,0

    Категория: 900 серия 

  • КИП-69П-5,0-01

    Категория: 900 серия 

  • КИП-2П (сдвоенный индуктор EGO)

    Категория: 900 серия 

  • КИП-2П-01 (сдвоенный индуктор EGO)

    Категория: 900 серия 

  • КИП-27Н-3,5

    Категория: 700 серия 

  • КИП-27Н-5,0

    Категория: 700 серия 

  • КИП-47Н-3,5

    Категория: 700 серия 

  • КИП-47Н-5,0

    Категория: 700 серия 

  • КИП-2Н (сдвоенный индуктор EGO)

    Категория: 700 серия 

  • КИП-27Н (сдвоенный индуктор EGO)

    Категория: 700 серия 

  • КИП-47Н (сдвоенный индуктор EGO)

    Категория: 700 серия 

  • МН-02

    Категория: Модули нижние 700 серии 

  • МН-04

    Категория: Модули нижние 700 серии 

  • КИП-25Н-3,5

    Категория: 500 серия 

  • КИП-25Н-5,0

    Категория: 500 серия 

  • КИП-35Н-3,5

    Категория: 500 серия 

  • КИП-35Н-5,0

    Категория: 500 серия 

  • МН-25

    Категория: Модули нижние 500 серии 

  • МН-35

    Категория: Модули нижние 500 серии 

Индукционные плиты. Виды и устройство. Особенности и посуда

У нас в стране первые индукционные плиты появились в 80-х годах прошлого века. Первые брендовые модели имели достаточно высокую стоимость. Люди в то время относились к новым технологиям приготовления пищи осторожно и недоверчиво. В настоящее время хозяйки по достоинству оценивают положительные качества индукционных плит, и пользуются ими без опаски.

Виды

Кухонная бытовая техника постоянно модернизируется. Поэтому сегодня индукционные плиты для многих людей стали привычной техникой, которая помогает готовить пищу на кухне. Популярность индукционные плиты завоевали благодаря своим достоинствам, к которым относятся быстрый нагрев и приготовление пищи, экономия электроэнергии.

  • Плита, выполненная совместно с духовкой.
  • Комбинированные электрические плиты. Их конструкция предусматривает несколько конфорок, работающих по разным принципам: две из них работают на индукционном принципе, а другие две на электрическом.
  • Варочная индукционная поверхность, рассчитанная на несколько конфорок. Легко встраивается в кухонную мебель. Под нее можно установить духовку или ящики для хранения.
  • Небольшая настольная плитка, которую легко переносить и брать в дорогу. Имеет одну конфорку.
Устройство и работа

Безопасность индукционной плиты намного выше обычной плиты с чугунными конфорками, и даже стеклокерамической плиты. Принцип работы такой плиты заключается в эффекте электромагнитной индукции. Развитие использования электромагнитной индукции началось еще в 19 веке, после открытия Фарадея.

Варочные индукционные панели или индукционные плиты работают по аналогии с трансформатором. Плита имеет стеклокерамическую рабочую поверхность, под которой расположена индукционная катушка, функционирующая от электрического тока высокой частоты. Катушка индуктивности играет роль первичной обмотки трансформатора, а посуда, расположенная на поверхности плиты – вторичная обмотка.

На дно посуды воздействуют вихревые токи индукции, которые ее нагревают, соответственно продукты питания, находящиеся в посуде, также нагреваются. Поверхность стеклокерамики не нагревается от вихревых токов, и принимает незначительную часть тепла только от нагретой посуды.

1 — Железная кастрюля
2 — Вихревые токи
3 — Керамическая панель
4 — Индукционная катушка
5 — Магнитное поле

Экономия электрической энергии при эксплуатации индукционных плит образуется вследствие малых тепловых потерь. Скорость нагрева посуды на таких плитах намного выше, чем у плит других моделей. КПД достигает 90%.

Выбор посуды

До сих пор у некоторых людей возникают сомнения по использованию на кухне метода индуктивного приготовления пищи. Возможно, эти сомнения появились из-за необходимости особой посуды со свойствами ферромагнетика.

Не обязательно искать особую посуду в специальных магазинах. Для этого подойдут обычные сковородки и кастрюли, если к ним притягивается магнит. Даже эмалированные кастрюли вполне подходят для индукционной плиты, если магнит ее притягивает. Вообще, в ферромагнитной посуде нет никакой опасности для здоровья человека.

Посуду из фарфора, стекла, керамики, меди, алюминия нельзя применять для индукционной плиты. Кастрюли из нержавеющей стали и чугунные сковороды не имеют никаких противопоказаний к применению и подходят для приготовления пищи на такой плите.

Особенности и требования к ферромагнитной посуде:
  • Такую посуду вполне можно применять на обычных электрических плитах. Однако, если вы уже приобрели индукционную панель, то вряд ли захотите вернуться к приготовлению пищи по-старому. На комбинированных панелях есть индукционные и обычные конфорки, на которых эта посуда может применяться.
  • Стоимость специальной посуды с ферромагнитными свойствами довольно высока, и зависит от объема посуды.
  • Требования к толщине дна ограничиваются 2-6 мм.
  • При выборе посуды следует обратить внимание на специальные символы в маркировке, которые говорят о ферромагнитных свойствах. Разные производители по-разному маркируют посуду, но, прочитав инструкцию, можно понять, какая это посуда.
  • Диаметр дна посуды не должен быть меньше 12 см, для достаточной площади касания с конфоркой.

Наиболее известные производители специальной посуды – это зарубежные фирмы Fissler и Woll из Германии. Кроме сковород и кастрюль они выпускают различные ковши, жаровни, сотейники и т. д. Некоторая посуда изготавливается вручную, оснащена титано-керамическим покрытием с толстым дном (10 мм). Эта посуда имеет высокую стоимость, и рассчитана на обеспеченных потребителей, которые предпочитают не экономить на качестве.

Также существуют производители качественной чугунной посуды в Финляндии, Франции, Чехии, которые выпускают посуду по меньшей цене, однако ее качество также находится на достойном уровне.

Преимущества
  • Повышенная скорость нагревания посуды, так как нет потерь тепла на нагрев поверхности плиты. Как следствие, пищу можно приготовить гораздо быстрее, чем на обычной плите.
  • Удобное сенсорное управление.
  • Экономия расхода электроэнергии, так как индукционные плиты потребляют намного меньше электричества, по сравнению с обычной плитой из-за того, что магнитное поле сразу нагревает посуду с помощью индукционной катушки, и нет необходимости в нагреве спирали.
  • Высокая безопасность индукционных плит. Прикоснувшись к рабочей поверхности во время приготовления пищи нельзя получить ожог. Если вы забудете отключить питание после окончания варки, то при попадании на рабочую поверхность посторонних предметов не возникнет пожара, так как поверхность быстро остывает после удаления посуды.
  • Индукционная панель автоматически распознает наличие на ней посуды, и настраивается под размер дна.
  • Конструкция плиты оснащена различными программами приготовления пищи.
  • При попадании на поверхность продуктов, не произойдет подгорания, так как поверхность теплая, а не горячая.
  • Простой уход и привлекательный внешний вид. При загрязнении поверхность достаточно протереть влажной салфеткой. Многие хозяйки мечтают приобрести такое чудо техники.
Недостатки
  • Запрещается применять стеклянную и алюминиевую посуду.
  • Нецелесообразна установка варочной панели над другими бытовыми устройствами.
  • Повышенный уровень излучения электромагнитных волн, влияющих на здоровье. Однако это влияние заметно только при нахождении рядом с плитой, на расстоянии менее 20 см. Если расстояние больше, то никакого вреда для здоровья нет.
  • Повышенная шумность при работе. Однако, более современные индукционные плиты уже не шумят так сильно. Для снижения шума необходима посуда с ровным плоским дном для более плотного прилегания к поверхности.
  • Основным недостатком является повышенная стоимость, в сравнении с обычными плитами. Потребители со среднестатистическим доходом пока не всегда могут себе позволить приобрести индукционную плиту.
Вредны ли индукционные плиты

Основным фактором, вызывающим недоверие покупателей, является принцип работы плиты, который не все понимают, а также высокая цена, из-за чего не все могут себе позволить такое чудо техники.

Существует мнение об отрицательном действии магнитного поля на человека. Однако производители утверждают, что это поле имеет достаточно низкую частоту, которая не способна нанести никакого вреда на здоровье. Даже те люди, у которых имеется кардиостимулятор, не ощутят вредного влияния, однако им рекомендуется не подходить к такой плите ближе 50 см, а для перестраховки лучше пользоваться обычной плитой.

Если говорить о вреде от индукционной панели, то вред конечно есть. Однако, этот вред от вихревого магнитного поля такой же, как, например, от мобильных телефонов, которые мы еще и прижимаем к голове. Но мы ведь не отказываемся от мобильников.

Этот миф о вреде индукционных плит является обычной страшилкой для неинформированных людей. Пища, приготовленная на этой плите, не имеет никакой радиоактивности. Вихревые магнитные токи при функционировании плиты ограждены металлическим корпусом, и на расстоянии более 20 см уже равны нулю.

Похожие темы:

Индукционные варочные поверхности Lex – как выбрать

Индукционные варочные панели Lex — пожалуй, лучший выбор для домов, не подключенных к газовой магистрали. Электрические плиты потребляют намного больше энергии, чем модели, использующие явление индукции. Инженерам и дизайнерам компании «Лекс» удалось создать множество интересных моделей, вошедших в число хитов продаж. Как выбрать одну из них, читайте в этой статье.

Самые экономичные и быстрые

Два главных преимущества индукционных варочных панелей — это минимальное энергопотребление и практически полное отсутствие инерции при переключении температурных режимов. Так быстро уменьшить или увеличить температуру приготовления раньше удавалось только на газовых варочныхъ поверхностях, однако они гораздо более опасны и не обладают многими ценными функциями.

В каталоге Lex вы можете найти модели с двумя, тремя или четырьмя индукционными зонами. Самые маленькие из них относятся к типу «Домино» и имеют ширину всего 28,8 см. Полноразмерные стеклокерамические поверхности имеют ширину 59 см, так что к ним не придется долго подбирать вытяжку. Глубина у всех моделей стандартная — 52 см, что позволяет разместить их на сравнительно небольшой столешнице. Цвет стеклокерамики может быть не только черным, но и белым, а также айвори. Слоновая кость особенно хорошо выглядит в неоклассических интерьерах.

Перейдем к функционалу. У недорогих моделей имеются защита от перегрева, таймеры для каждой зоны нагрева, блокировка сенсорной панели и индикация остаточного тепла. У более совершенных индукционных варочных панелей Lex зоны нагрева можно объединять, чтобы установить на них посуду вытянутой формы или большие кастрюли. Некоторые порадуют владельцев наличием режима Booster, с помощью которого вы очень быстро вскипятите воду или разогреете масло для жарки мяса, рыбы, пончиков или других блюд.

Важно учесть, что индукция не будет работать с керамической или стеклянной посудой. Желательно приобрести кастрюли и сковороды с толстым металлическим дном, чтобы в полной мере оценить возможности индукционных зон нагрева.

Все модели из каталога Lex отличаются высоким качеством, что подтверждается официальной гарантией от производителя. Рекомендации по монтажу и уходу за техникой вы отыщете в сопроводительной документации. Заказывайте практичную технику для своей кухни онлайн, чтобы не пришлось беспокоиться о ее доставке на дом!

Новые веяния – индукционные варочные панели

Еще недавно многие хозяйки мечтали заполучить на свои кухни модную стеклокерамику. Эти варочные поверхности считались самым продвинутым вариантом, в отличие от обычных газовых или электрических плит. Сегодня появились индукционные варочные панели. Это чудо техники может демонстрировать поразительные вещи: например, на одной части конфорки жарится яичница, на другой спокойно лежит сырое яйцо. В чем же секрет?

История вопроса

Первый шаг на пути к столь совершенной встраиваемой технике сделал, как ни странно, известный всем по школьной программе английский физик Майкл Фарадей. Именно он в 1831 году открыл явление электромагнитной индукции. Тогда его опыты получения тока без соприкосновения двух находящихся рядом проводников казались окружающим диковинными цирковыми трюками. Но прошло время, индукция прочно вошла в повседневность, и люди уже не мыслят своей жизни без трансформаторов, электродвигателей и прочих электроприборов, основанных на этом явлении.

Первые индукционные плиты появились в 1987 году. Но тогда они стоили очень дорого, поэтому в быту не прижились. А вот участники ресторанного бизнеса с восторгом использовали прогрессивные варочные панели: такая встроенная техника позволяла быстро и качественно готовить большие объемы пищи, поэтому затраты представлялись оправданными.

В настоящее время производители существенно усовершенствовали индукционные варочные панели. Поэтому стоят они лишь немного дороже обычной стеклокерамики. Преимущества же, по сравнению с другими видами панелей, в том числе и стеклокерамическими, очевидны.

Плюсы индукционных варочных панелей

Индукционные плиты – самые умные из всех плит. Они выделяют ровно столько тепла, сколько его нужно для разогрева дна кастрюли или сковородки определенного диаметра. Если же посуда неправильно стоит на конфорке, панель просто не будет работать, она не включится.

Индукционные поверхности быстро нагреваются, при этом тратя значительно меньше энергии, чем обычные. Например, для нагрева до кипения двух литров воды потребуется всего 4 минуты. А на электрической и газовых варочных поверхностях на это уйдет 8 и 6 минут, соответственно.

Индукционные плиты могут ненадолго перебрасывать мощность с одной конфорки на другую (функция «Бустер»). В итоге можно получить мощность на одной конфорке аж до 3500 ВТ. Это очень ценное свойство, особенно если используются емкости типа WOK, например, китайские вогнутые сковородки или узбекские казаны.

Варочные поверхности индукционного типа абсолютно безопасны, об них нельзя обжечься. На них не пригорает еда, все блюда получаются полезными и вкусными. К тому же, такую рабочую поверхность легко обслуживать и протирать. Еще один немаловажный фактор — индукционные панели отлично выглядят и встраиваются в любые кухни.

Как это работает

Под стеклянной поверхностью плиты расположена не обычная газовая или электрическая конфорка, а индуктивная катушка из меди, по которой идет электрический ток высокой частоты. В результате появляется вихревое магнитное поле. Оно свободно проходит через стеклокерамику и воздействует на металлическое дно посуды, создавая подобные токи индукции.

В силу этого посуда нагревается, причем только ее дно, а стенки и сама стеклокерамическая поверхность остаются холодными. Именно поэтому под донышко кастрюли или сковородки можно без опасений класть бумагу или ткань и одновременно жарить на конфорке яичницу в сковородке, оставляя сырым лежащее на ней же яйцо.

Какая посуда нужна для индукционных панелей

Естественно, дно используемой для приготовления пищи на индукционной плите посуды должно быть из ферромагнитных материалов. То есть из тех, что хорошо намагничиваются. Поэтому медные, латунные или алюминиевые кастрюли и сковородки для готовки на такой поверхности не подойдут.

Но это только в том случае, если из данных материалов сделано все изделие. А вот когда бортики медные, латунные или алюминиевые, а дно, например, из нержавейки – все получится. Но самая лучшая посуда для индукционных варочных поверхностей – из нержавеющей стали с ферромагнитным дном, из алюминия с ферромагнитным дном и простая чугунная.

В чем отличие от обычных стеклокерамических панелей

В стандартных стеклокерамических поверхностях конфорки обычно спиральные, ленточные или же галогенные. Они работают, сначала раскаляя нагревательный элемент конфорки, затем зону нагрева стеклокерамики. Потом от нее нагревается дно посуды. При индукционной же технологии тепло появляется в самом дне кастрюли или сковороды. Поверхность остается холодной.

Если на простую стеклокерамическую конфорку попадет суп из кастрюли или убежавшее молоко, она пригорит. Поэтому хозяйке придется ждать, пока плита остынет, затем очищать ее, используя специальный скребок. При использовании индукционных моделей пригореть ничего не может – ведь поверхность холодная. А при чистке не нужно никаких специальных скребков, достаточно простой салфетки.

Стеклокерамика в центре конфорки нагревается до 550 градусов, а по краям – до 150-180 градусов. Индукционная панель в центре конфорки нагревается максимум до 90 градусов. По краям же – лишь до 25 градусов.

Индукционные Машины. Индукционный нагрев. Без иероглифов.

Машины. Идеи. Реализация.

Решения «под ключ» в области индукционного нагрева.

Современные комплектующие, лучшие производители, собственные разработки.

Пожизненная поддержка.

Без иероглифов.

+7 (347) 285-75-13

410337054

МИССИЯ КОМПАНИИ

ООО Индукционные Машины – это российская компания, посвятившая себя разработке и изготовлению современного оборудования с применением индукционного нагрева.

Мы стараемся быть впереди во всех сферах деятельности благодаря современной технологии, качеству и высокому уровню обслуживания.

Наша миссия:

Развивать и эффективно управлять компанией в секторе передовых технологий.

Постоянное создание новаторских идей и решений с оправданным риском.

Постоянный поиск высочайшего качества наших продуктов и услуг.

ПРОЕКТЫ И РЕШЕНИЯ

Исходя из богатого практического опыта наши инженеры предлагают решения по индукционному нагреву, полностью готовые к использованию с учетом всех тонкостей технологии клиентов.

Эти проекты мы называем проектами «под ключ».

Системы охлаждения

Комплексные решения

Комплектующие

  • Модернизация оборудования
  • Шкафы управления
  • Вытяжка тройников
  • Закалка цепи
  • Трубогиб

Услуги

Узнать подробности

Обращаем ваше внимание на то, что данный перечень оборудования и услуг не является исчерпывающим. Если вы хотите узнать больше о нас, о специальном оборудовании, о том, какие преимущества может дать вам индукционный нагрев – обращайтесь в нашу компанию.

 

ЗАКАЛОЧНЫЕ СТАНКИ

Надежность обеспечена

Применяются современные и надежные комплектующие элементы системы управления

Представлен весь модельный ряд

Так, станки вертикальной закалки могут обрабатывать детали длиной от 300 до 3000 мм

Узнать подробности

Срок службы гарантирован

Узлы и механизмы выполнены надежно и отвечают всем требованиям прочности и долговечности

ХОРОШЕЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

ЕСЛИ ВЫ:

— нуждаетесь в нагреве партии ваших изделий

— разрабатываете новую технологию, связанную с нагревом

— и просто интересуетесь новой техникой:)

НО У ВАС:

— недостаточно средств для покупки нового оборудования

 

— есть сомнения в эффективности индукционного нагрева

ПРОСТО ПОЗВОНИТЕ

+7(987)253-02-94

Мы привезем к вам необходимое оборудование и за умеренную плату:

  • покажем все возможности современной индукционной техники
  • проведем нагрев нужной партии деталей
  • оставим оборудование в аренду или лизинг
  • проконсультируем по всем вопросам индукционного нагрева

Или предоставим возможность воспользоваться нашим оборудованием для проведения требуемых операций нагрева.

ИНДУКЦИОННЫЕ НАГРЕВАТЕЛЬНЫЕ УСТАНОВКИ УИН

Широкий ассортимент

 

Подберите необходимый вам источник, комбинируя мощностные и частотные характеристики, разнообразную комплектацию системы управления, требуемые вашим техпроцессом выходные узлы — индукторы.

 

Узнать подробности

Замена генератора

 

Вам хотелось бы повысить энергетическую эффективность вашего старого генератора? Благодаря обширному каталогу генераторов мы можем адаптировать генератор к Вашей индукционной системе, сводя к минимуму начальные капитальные затраты.

ИНДУКТОРЫ И ОСНАСТКА

Продажа индукторов

 

Мы ремонтируем и производим всевозможные катушки и индукторы для любых применений, для которых была разработана ваша индукционная система. Мы можем осуществлять контроль за работой и долговечностью каждого индуктора для улучшения последующих образцов.

Узнать подробности

СВЯЖИТЕСЬ С НАМИ

У Вас есть вопросы и предложения ?

Свяжитесь с нами, мы внимательно выслушаем Вас и дадим Вам исчерпывающие ответы.

+7 (347) 285-75-13

Россия, г.Уфа, ул.50 лет СССР, 39, корп.6

Общество с ограниченной ответственностью

«Индукционные Машины»

 

ИНН 0278194207 КПП 027801001

ОГРН 1120280048030

ОКАТО 80401390000 ОКПО 12702813

ОКОГУ 4210014 ОКФС 16 ОКОПФ 12165

Тел: +7(347)285-75-13

e-mail: [email protected]

www: imltd.ru

 

Юридический адрес

450078, РБ, г.Уфа, ул. Владивостокская, 1а

Физический адрес

450071, г.Уфа, ул. 50 лет СССР, 39, корп.6

Почтовый адрес

450064, а/я 75

Индукционные Машины, 2021

Закалочные станки * Индукционные установки * Электротермическое оборудование * Индукционные  вихревые нагреватели

Индукционные плиты – экономия электричества, времени и денег

1. Не требуется времени на разогрев конфорки (в отличие от плит с ТЭНами) — энергия выделяется прямо в толще посуды, сразу с заданной мощностью. Это вплотную приближает индукционные плиты, по удобству, к газовым.
2. Коэффициент полезного действия около 90 % (в отличие от 60-70 % у электрических плит с использованием резистивных нагревательных элементов, и 30-60 % у газовых) благодаря отсутствию утечки мимо посуды потоков тепла от раскалённых резистивных нагревательных элементов или газов.
3. Поверхность индукционной плиты обычно нагревается не больше чем до 60 С и после выключения остывает всего за 6 минут. Происходит это как раз за счет того, что нагрев варочной поверхности идет только от горячей посуды. Для сравнения: газовая плита, при этой же температуре, остывает за 24 минуты, а электрическая почти за 50. При работе на кухне это является одним из преимуществ, так как окружающий воздух практически не нагревается.
4. По скорости готовки пищи индукционная конфорка не уступает газовым горелкам и приближается к микроволновым печам. Она имеет широкий диапазон мощности нагрева – от 50 до 3500 Вт. И эту мощность можно плавно изменять с помощью многочисленных режимов. На минимальной мощности можно тушить продукты так же, как на медленном огне, а на максимальной вода в кастрюле закипает быстрее (1,5 л воды можно вскипятить за 3,2 минуты, а на стандартной электрической конфорке только за 14 мин).
5. Индукционные плиты сочетают в себе преимущества другого теплового оборудования: они способны обеспечить высочайшую точность нагрева – с точностью до градуса. Любое же изменение температуры здесь происходит мгновенно, как на газовой плите. Помимо этого они умеют то, что и вовсе не под силу обычным плитам. Например, на короткое время (обычно до 10 мин) «перекидывать» мощность одной конфорки на соседнюю. Этой функцией, которая называется «Бустер» (Booster) оснащены все современные индукционные плиты. Она называется еще функцией интенсивного нагрева.
6. При готовке на индукционной плите не бывает дыма и чана, ведь пища, случайно попавшая на стеклокерамическую поверхность, не пригорает, поскольку сама конфорка не нагревается.
7. Кроме того, индукционные плиты безопасны – в них нет открытого пламени, раскаленных конфорок и механических частей, что снижает вероятность ожогов и воспламенения. Для обеспечения механической безопасности скругляют углы плиты.
8. За такой плитой легче ухаживать: ее поверхность абсолютно гладкая, загрязнениям просто негде скапливаться. А так как она еще и практически не нагревается, весь уход сводится лишь к периодическому протиранию поверхности влажной тряпкой. 

Индукционные варочные панели — конструкция, режимы, функции

Индукционные варочные панели считаются лучшим вариантом для кухни. Высокая энергоэффективность сочетается с привлекательным внешним видом и удобной системой управления. Эта статья познакомит вас с принципами работы индукционных моделей, их функционалом и системой безопасности, а также рекомендациями по выбору техники с индукционными зонами нагрева.

История одного изобретения

Трудно поверить, но в 2024 году исполнится 200 лет с момента открытия явления индукции французским физиком Д.Ф. Араго. Объяснить появление вихревых токов ученый не сумел, это сделал насколько лет спустя знаменитый Майкл Фарадей. Изучением явления индукции занимался и Жан Бернар Леон Фуко — физик и астроном с мировым именем. Но до кухни это явление добралось совсем недавно — первая в мире индукционная плита была представлена американской публике в 1971 году. Она вызвала некоторый интерес как забавное научное изобретение, но в массовое производство запущена не была — стоимость оказалась просто заоблачной.

Следующую попытку сделала компания AEG, которая в 1987 году предложила европейцам первую варочную поверхность с индукционными зонами нагрева. Новинка по-прежнему оставалась дорогой, поэтому долго время входила в категорию профессионального оборудования. Рестораны оценили технику, которая потребляет минимум электроэнергии, управляется так же легко, как газовая плита, и почти не нагревается. Последний пункт позволил уменьшить количество чада в атмосфере кухни и снизить температуру, что позволило поварам работать в комфортных условиях. Позже были выпущены бытовые модели, которые постепенно завоевали симпатии покупателей. На сегодняшний день выпускаются настольные плитки с индукционными катушками и встраиваемые варочные поверхности, а также плиты. Некоторые бренды выпускают комбинированные модели, у которых часть конфорок — газовые или Hi-Light, а часть — индукционные. Первый вариант очень удобен, если у вас есть доступ и к электроэнергии, и к газу. Второй позволяет не отказываться от использования любимых кастрюлек, которые не подходят для использования на индукционных варочных панелях.

Чем индукционная плита отличается от обычной электрической

Традиционные нагревательные элементы работают за счет преобразования электроэнергии в тепловую. Но при этом происходит значительная потеря энергии: вначале разогревается высокоомная спираль, потом тепло передается оболочке из чугуна или других материалов, от них — дну кастрюль, а потом — маслу, воде или молоку, в которых готовятся все остальные продукты. На каждом этапе часть энергии рассеивается, что приводит к снижению КПД. Для сравнения: у индукционных варочных поверхностей КПД составляет почти 90%, у современных электрических — 60-70%, а у газовых — от 30 до 60%.

Конструкция индукционной варочной панели проще, чем может показаться. Сверху располагается прочная стеклокерамика, на которой располагаются конфорки и сенсорная панель управления. Под ней располагаются одна или несколько электромагнитных катушек. Когда ток проходит через катушку, он преобразуется в переменное электромагнитное поле со сравнительно небольшим радиусом действия. Все предметы из ферромагнитных материалов, попадающие в это поле, превращаются в проводники с замкнутым контуром, поэтому в них индуцируются вихревые токи, которые и разогревают толстое дно кастрюль и сковородок. Именно по этой причине готовить на индукционной плите можно только в посуде, которая магнитится — на утварь из стекла или керамики явление индукции просто не воздействует.

Управление интенсивностью нагрева может происходить двумя способами. Первый используется на высокотемпературных режимах. В этом случае последовательный инвертор с изменяемой частотой работает непрерывно, а частота составляет 50-100 кГц. Второй способ работы индукционной катушки — импульсный. Его используют, если нужен бережный нагрев — например, при томлении или тушении. Конфорка включается раз в несколько секунд, а затем выключается. Дело в том, при работе инвертора на частоте ниже 20 кГц появляется неприятный звук. Справиться с проблемой удалось за счет прерывистого нагрева.

Опасно ли электромагнитное излучение

Как только появляется бытовая техника, работа которой основана на новом принципе действия, обязательно появляются мифы о том, что она опасна для здоровья. Индукционные варочные панели — не исключение: их порой обвиняют в способности оказывать негативное влияние на здоровье человека и состояние бытовой техники. Давайте разберемся, насколько это справедливо.

Поле, которое создают катушки, недостаточно сильное, а его площадь воздействия незначительна. Если сравнить хорошую индукционную варочную поверхность с другой бытовой техникой, обнаружится, что у обычного фена электромагнитное поле окажется даже немного сильнее. С каждым миллиметром, отделяющим вас от зоны нагрева, оно ослабевает в несколько раз, а на расстоянии 30 см от источника вообще не фиксируется. Те, кто опасается негативного воздействия, просто должны использовать посуду, точно совпадающую по диаметру с конфорками. Еще один совет связан с вероятностью ожогов.. Не стоит помешивать пищу металлическими предметами — лучше завести лопатки и ложки из бамбука, дерева, пластика или силикона. Других мер безопасности не требуется. Единственное исключение — люди с кардиостимулятором, которые должны проконсультироваться с лечащим врачом перед покупкой индукционной варочной поверхности.

Зоны нагрева — обычные и необычные

Если вы посмотрите на поверхность варочных панелей, использующих индукцию, то сразу обратите внимание, что стеклокерамика может иметь разметку зон, а может и не иметь. Иногда вы увидите только небольшой крестик, который обозначает центр конфорки. По нему можно ориентироваться, когда вы хотите разместить кастрюлю или сковороду точно по центру. Но часто стеклокерамика может выглядеть абсолютно гладкой и равномерно окрашенной, за исключением сенсорной панели управления с индикаторами. В этом случае посуду можно ставить на любой участок — техника самостоятельно определит наличие посуды.

Мощность зон нагрева неодинакова. Если вы посмотрите на технические характеристики моделей, то легко найдете информацию о мощности и размерах каждой конфорки. Выглядит это обычно в виде записи «1,5 (Booster 2)/160». Первое число обозначает номинальную мощность конкретной зоны нагрева в кВт, второе — повышенную мощность, которая появляется при использовании функции Booster, а третье — диаметр посуды, который идеально подходит для данной конфорки. Иногда на стеклокерамике встречается разметка в форме расходящихся кругов разного диаметра. Они обозначают зону нагрева, которая умеет работать с посудой разного размера. В этом случае в списке технических характеристик вполне может быть указано два размера для одной конфорки, например, 160 и 180 мм.

Самые дорогие варочные поверхности могут иметь уникальную зону нагрева WOK, которая выполняет те же функции, что и одноименная газовая конфорка. Поверхность стеклокерамики слегка вогнута, что позволяет использовать посуду со сферическим дном. Правда, за удовольствие готовить блюда азиатской кухни придется доплатить солидную сумму.

Полезные функции — что умеет ваша варочная панель

У современных индукционных варочных поверхностей может быть неодинаковое количество функций. Простые модели из бюджетного сегмента имеют ограниченные возможности, дорогие нередко удивляют владельцев меню из сотни пунктов. Значительная часть возможностей ни разу не используется владельцами, так что в этом обзоре мы рассмотрим только самые важные умения, без которых вам будет не слишком удобно готовить.

Автоопределение посуды

Умная современная техника обладает огромным количеством датчиков, так что способна избавить владельцев от множества операций. Автоматическое определение посуды позволяет системе управления без участия человека понять, что на зону нагрева поставлена посуда из подходящего материала, убедиться, что она имеет допустимый размер (на оставленную по рассеянности ложку панель не отреагирует), а если сковороду или кастрюлю снимут с огня, самостоятельно отключиться. Некоторые производители идут еще дальше. Они позволяют создать полную имитацию очага, где центр зоны нагрет сильнее, а периферия — слабее. Перемещая посуду, можно регулировать температурный режим, не используя панель управления.

Booster

Даже если у вас очень быстрая и мощная варочная панель, довольно трудно дождаться, пока закипит вода или разогреется масло. Для подобных целей можно воспользоваться еще одним умением индукционных моделей — функцией «Бустер». Она заключается в том, что одна из спаренных конфорок временно отдает часть мощности другой. На доноре мощность поля уменьшается, а на реципиенте — растет, что позволяет обеспечить быструю обжарку мяса, вскипятить воду или молоко. Возвращение к стандартным настройкам происходит автоматически. В зависимости от модели, эта функция может быть у всех зон нагрева или только у некоторых.

Мост (Bridge)

Если вы любите использовать утятницы или другую посуду нестандартного размера, приходится включать не одну, а сразу две конфорки. Чтобы не приходилось менять настройки на каждой зоне по отдельности, конструкторы придумали режим «Мост». Две соседних зоны начинают работать синхронно, а управлять ими вы будете с помощью одного слайдера.

Stop&Go

Эта функция удобна для тех, кому приходится часто отвлекаться от приготовления пищи. Если у вас в доме малыш, он может потребовать внимания в любую секунду. Чтобы не пришлось отскребать угольки со сковородки или отмывать кастрюли от пригоревшего пюре, можно воспользоваться функцией, которая у одних производителей называется просто «Пауза», а у других — Stop&Go. Одно нажатие на кнопку приостанавливает работу сразу всей варочной панели — нагрев происходит, но на малой мощности, так что еда не подгорит. Второе нажатие заставляет систему управления вспомнить, какой режим был установлен на каждой конфорке, и вернуться к нему.

Таймер отключения

Ожидание готовности блюд часто оказывается потерей времени, ведь хозяйка вполне могла бы принять ванну, посмотреть фильм или поиграть с детьми. Бульон вполне может вариться на медленном огне без присмотра, то же касается овощей для салата или компота из сухофруктов. Но необходимость выключить нагрев заставляет сидеть на кухне — если, конечно, ваша индукционная варочная панель не имеет таймера отключения. С таймером задача значительно упрощается. Можно просто просчитать, сколько времени должно пройти до того, как блюдо будет готово, выбрать нужный режим и поставить таймер. Техника самостоятельно отключится в конце приготовления.

Встроенная вытяжка

Некоторые производители могут предложить индукционные поверхности «два в одном». Зоны нагрева объединены с интегрированной вытяжкой. Очистка воздуха получается максимально эффективной, а внешний вид таких моделей идеально подходит для современных интерьеров. Чуть менее радикальное решение — создание моделей, умеющих вести диалог с вытяжками того же производителя. Устройство для очистки воздуха и индукционная варочная панель обмениваются информацией. Благодаря этому при включении дополнительных зон нагрева увеличивается мощность всасывания.

Система безопасности

У индукционных варочных поверхностей есть несколько функций, которые обеспечивают безопасное использование техники. К ним относятся защита от перегрева и перелива, блокировка панели управления от детей, а также индикаторы остаточного тепла.

Защита от перегрева срабатывает, если, несмотря на работу охлаждающего вентилятора, температура под стеклокерамическим покрытием поднимается до потенциально опасного уровня. Это обычно происходит при длительном использовании мощных зон нагрева. Защита от перелива отключает нагрев, если начинается слишком бурное кипение и жидкость начинает литься на рабочую поверхность. Эта функция избавит вас от сбегания молока или бульона. Она актуальна потому, что большинство индукционных моделей встраивается вровень со столешницей, так что жидкость свободно вытекает на стол, а с него — на пол. Защита от детей не позволит маленьким исследователям изменить настройки плиты, а индикация остаточного тепла предупредит о том, что поверхность все еще горячая.

Особенности эксплуатации

Любая техника любит чистоту, поэтому старайтесь протирать поверхность после каждого приготовления пищи. Для ухода используйте мягкие губки и специальные моющие средства для стеклокерамики. Отсутствие сильного нагрева не дает частицам пищи прикипеть к поверхности, но если оставить их лежать, то они могут засохнуть.

Выбор кастрюль и сковородок не представляет труда. Наличие магнитных свойств — пропуск в мир индукции. Важно: чем толще дно и стенки, тем эффективнее будет нагрев. Слишком тонкой посуды стоит избегать: вода в ней будет закипать дольше, кроме того, меньше риск появления гудения. Стеклокерамический рабочий стол индукционных панелей способен выдержать вес больших кастрюль. Но точечных ударов лучше избегать, особенно по периметру — могут появиться сколы. Стеклокерамика боится некоторых веществ. Если вы не хотите, чтобы на ней появились некрасивые пятна, не используйте медную и алюминиевую утварь. Еще одна опасность — сахар. Не позволяйте ему попадать на поверхность вашей варочной панели, а если это случится, быстро протрите ее. То же относится к джемам, варенью и другим продуктам с высоким содержанием сахара.

Советы по выбору модели

Если вы решили заказать индукционную варочную поверхность Kuppersberg в нашем интернет-магазине, рекомендуется начать с габаритов и количества зон нагрева. В каталоге имеются модели типа «Домино» — их ширина всего 288 мм, стандартные 60-сантиметровые поверхности, а также 90-сантиметровые. Количество зон нагрева — от двух до пяти. Небольшие подойдут, если вы живете в одиночку, для семей удобнее четырехконфорочные варочные панели.

Поинтересуйтесь, есть ли у выбранной модели функции, которые вам необходимы. Одни не могут обойтись без возможности поставить приготовление на паузу, другим важна автоматика закипания, третьим — Bridge.

Мы постарались максимально упростить выбор индукционных варочных панелей Kuppersberg – слева расположен фильтр, который поможет быстрее найти модели с определенными характеристиками. Выбирайте, а менеджеры позаботятся о доставке!

Побуждающие роды (для родителей) — Nemours Kidshealth

Многие беременные женщины, особенно роженицы, часто наблюдают за наступлением и уходом срока родов без каких-либо схваток. Чем дальше вы от ожидаемой даты доставки (называемой EDD), тем больше вы можете беспокоиться. Вы можете начать задаваться вопросом — родится ли когда-нибудь этот ребенок?

Поздняя беременность может быть сложной задачей — вы можете почувствовать себя большим по всему телу, ваши ступни и спина могут болеть, у вас может не хватить энергии, чтобы что-либо сделать, и вы не готовы встретить малыша, которого вы все это взрастили. время.Вот почему подождать немного дольше, чем вы ожидали, может быть особенно сложно.

Тем не менее, просроченный срок не гарантирует, что ваш врач (или другой поставщик медицинских услуг) сделает что-либо, чтобы вызвать (или искусственно начать) роды — по крайней мере, не сразу.

Что это такое?

Стимуляция родов — это то, что врачи пытаются помочь в родах, используя лекарства или другие медицинские методы. Много лет назад некоторые врачи регулярно вызывали роды. Но сейчас этого обычно не делают, если в этом нет реальной медицинской необходимости.Роды обычно идут своим естественным течением. Однако в некоторых ситуациях врач может порекомендовать индукцию.

Почему это сделано

Ваш врач может предложить индукцию, если:

  • у вас отошла вода, но схваток нет
  • ваш ребенок все еще не родился через 2 недели после установленного срока (если вы считаете, что у вас перенесенный срок — более 42 недель беременности)
  • У вас инфекция матки (хориоамнионит)
  • у вас есть определенные факторы риска (например,g., гестационный диабет или высокое кровяное давление)
  • Недостаточно околоплодных вод
  • есть проблема с плацентой
  • ребенок не растет должным образом

Индукция также может быть уместной при определенных обстоятельствах, например, для доношенной матери, у которой в анамнезе были быстрые роды, или если она живет далеко от больницы.

Некоторые матери для удобства просят проводить вводные по выбору, но это сопряжено с риском. Врачи стараются избегать преждевременных родов, потому что срок родов может быть неправильным и / или шейка матки женщины может быть еще не готова.

Стр. 2

Как это делается

Некоторые методы индукции менее инвазивны и несут меньший риск, чем другие. Способы, которыми врачи могут попытаться вызвать роды, вызвав схватки, включают:

  • Удаление мембран. Врач надевает перчатку и вводит палец во влагалище и через шейку матки (отверстие, соединяющее влагалище с маткой). Он или она перемещает палец вперед и назад, чтобы отделить тонкую мембрану, соединяющую амниотический мешок (в котором находится ребенок и околоплодные воды) со стенкой матки.Когда мембраны удаляются, организм выделяет гормоны, называемые простагландинами, которые помогают подготовить шейку матки к родам и могут вызвать схватки. Этот метод работает для некоторых женщин, но не для всех.
  • Удаление воды (также называется амниотомией). Врач разрывает амниотический мешок во время влагалищного исследования, используя небольшой пластиковый крючок, чтобы разорвать плодные оболочки. Если шейка матки готова к родам, амниотомия обычно вызывает роды в считанные часы.
  • Выдача гормона простагландина для созревания шейки матки. Гель или вагинальный вкладыш с простагландином вводится во влагалище или вводится таблетка через рот. Обычно это делается в больнице на ночь, чтобы шейка матки «созрела» (стала мягкой, истонченной) для родов. Простагландин, вводимый отдельно, может вызвать роды или его можно использовать перед введением окситоцина.
  • Введение гормона окситоцина для стимуляции сокращений. При постоянном внутривенном введении лекарство (Питоцин) начинают в небольшой дозе, а затем увеличивают ее до тех пор, пока роды не начнут хорошо прогрессировать.После введения необходимо тщательное наблюдение за плодом и маткой. Окситоцин также часто используется для стимулирования медленных или остановившихся родов.

На что это будет похоже?

Удаление мембран может быть немного болезненным или неудобным, хотя обычно это занимает всего минуту или около того. У вас также могут быть сильные судороги и кровянистые выделения на следующий день или два.

Также может быть немного неудобно, если у вас сломана вода. Вы можете почувствовать рывок, за которым следует теплая струйка или прилив жидкости.

При приеме простагландина у вас также могут быть сильные спазмы. При применении окситоцина схватки обычно более частые и регулярные, чем при естественных родах.

Стр. 3

Риски и меры предосторожности

Принуждение к труду — это не то же самое, что открыть кран. Если организм не готов, индукция может потерпеть неудачу, и после нескольких часов или дней попыток у женщины может закончиться кесарево сечение (кесарево сечение). Это более вероятно, если шейка матки еще не созрела.

Если врач разрывает амниотический мешок и роды не начинаются, может потребоваться другой метод стимулирования родов, потому что существует риск инфицирования как матери, так и ребенка, если плодные оболочки разорваны задолго до рождения ребенка.

При применении простагландина или окситоцина существует риск развития аномальных сокращений. В этом случае врач может удалить вагинальную вставку или уменьшить дозу окситоцина. Хотя это случается редко, при использовании этих препаратов повышается риск развития разрыва матки (разрыва матки).Другие осложнения, связанные с применением окситоцина, — это низкое кровяное давление и низкий уровень натрия в крови (что может вызвать такие проблемы, как судороги).

Еще один потенциальный риск индукции родов — это рождение недоношенного ребенка на поздних сроках (рожденного после 34 и до 37 недель). Почему? Потому что срок оплаты (EDD) может быть неправильным. Срок родов — 40 недель с первого дня последней менструации (LMP).

Младенцы, рожденные поздно недоношенными, обычно здоровы, но могут иметь временные проблемы, такие как желтуха, проблемы с кормлением, проблемы с дыханием или трудности с поддержанием температуры тела.У них также может быть больше шансов, чем у доношенных детей, впоследствии иметь проблемы в развитии или учебе.

Несмотря на то, что индукция сопряжена с риском, превышение срока беременности более 42 недель тоже может быть рискованным. Многие дети рождаются «доношенными» без каких-либо осложнений, но существуют следующие проблемы:

  • По мере роста ребенка вагинальные роды могут стать труднее. По мере того как младенцы становятся крупнее, увеличивается вероятность получения травмы во время родов, например перелома кости.
  • Плацента, обеспечивающая питание ребенка, ухудшается.
  • В околоплодных водах может снизиться уровень или может содержаться меконий — первые каловые массы ребенка. Если ребенок вдыхает меконий, это может вызвать проблемы с дыханием.

Сказки старых жен о способах стимулирования родов, например об использовании касторового масла, изобилуют. Небезопасно пытаться искусственно начать роды, принимая касторовое масло, что может привести к тошноте, диарее и обезвоживанию. А травы и травяные добавки, предназначенные для стимулирования родов, могут быть вредными. Стимуляция груди может вызвать сокращение матки, вызывая выброс окситоцина.Однако некоторые исследования показали, что после стимуляции груди у ребенка может быть аномальное сердцебиение. Некоторые женщины считают, что занятие сексом на поздних сроках беременности может вызвать роды, но на этот счет еще нет вывода.

Поговорите со своим врачом, прежде чем что-либо делать, чтобы попытаться поощрить прибытие вашего малыша. Поощрение родов лучше доверить медицинским работникам — вы можете причинить больше вреда, чем пользы.

Каким бы неприятным ни было ожидание, когда ваш ребенок наконец решит родиться, лучше всего позволить природе идти своим чередом, если только ваш врач не скажет вам иное.Прежде чем вы это узнаете, вы будете слишком заняты, чтобы помнить, что ваш ребенок вообще опаздывал!

Индукция

— Викисловарь

Английский [править]

Этимология [править]

От старофранцузского индукция , от латинского inductiō , от indūcō («Я веду»).

Произношение [править]

Существительное [править]

индукционные ( счетные и несчетные , множественные индукционные )

  1. Акт индукции.
    • 1612–1613 , Натан Филд; Джон Флетчер; Филип Мэссинджер, «The Honest Mans Fortune», в Comedies and Tragedies […] , Лондон: […] Хамфри Робинсон, […], и для Хамфри Мозли […], опубликовано 1647, OCLC 3083972 , Акт II , сцена i:
      Я вас не знаю; и я не очень рад сделать на этот раз, как сейчас обстоят дела, индукцию вашего знакомого.
    • г. 1597 , Уильям Шекспир, «Первая часть Генриха Четвертого, […]», в Комедии, истории и трагедии г-на Уильяма Шекспира: опубликованы в соответствии с подлинными копиями оригинала (Первый фолио), Лондон : […] Исаак Яггард и Эд [уорд] Блаунт, опубликовано 1623, OCLC 606515358 , [Акт III, сцена i]:

      процветающая надежда.

    1. Официальная церемония, во время которой лицо назначается на должность или на военную службу.
    2. Процесс показа новичку места, где он будет работать или учиться.
  2. Акт побуждения.
    • 2002 , Гилберт С. Банкер и Кристофер Т. Родс, Современная фармацевтика , 4-е издание, Informa Health Care, → ISBN , стр. 699:

      Один из первых примеров иммуногенности рекомбинантно полученных антитела были с мышиным моноклональным антителом к ​​CD3 (OKT3), используемым в индукции иммуносупрессии после трансплантации органа.

    1. (физика) Генерация электрического тока переменным магнитным полем.
    2. (логика) Вывод общих принципов из конкретных примеров.
    3. (математика) Метод доказательства теоремы, сначала доказывая ее для конкретного случая (часто целого числа; обычно 0 или 1) и показывая, что, если это верно для одного случая, то оно должно быть истинным для следующего.
    4. (театр) Использование слухов для искажения и усложнения сюжета пьесы или для повествования таким образом, чтобы не указывать правду или факты в пьесе.
    5. (биология). В биологии развития — развитие признака из части ранее однородного поля клеток в ответ на морфоген, источник которого определяет положение и степень признака.
  3. (медицина) Процесс возбуждения процесса родов.
  4. (устарело) Введение.
Котировки [править]
Производные термины [править]
Связанные термины [править]
Переводы [править]

официальная церемония, во время которой лицо вводится в должность или на военную службу

генерация электрического тока переменным магнитным полем

Вывод общих принципов из конкретных примеров

общее доказательство теоремы

Использование слухов для искажения и усложнения сюжета

развитие признака из части ранее однородного поля клеток


Этимология [править]

Из латинского inductio .

Существительное [править]

индукционный f ( во множественном числе индукционный )

  1. индукционный

Дополнительная литература [редактировать]

Проблема индукции (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Проблема Юма

Юм вводит проблему индукции как часть анализа понятия причины и следствия. Юм работал с картиной, широко распространенной в период раннего Нового времени, когда разум был населен умственными сущности, называемые «идеями».Юм думал, что в конечном итоге все наши идеи можно проследить до «впечатлений» чувственный опыт. В простейшем случае идея приходит в голову через «копируются» с соответствующего слепка (Т. 1.1.1.7/4). Затем возникают более сложные идеи, комбинируя простые идеи (Е. 2.5 / 19). Юм считал, что существует ряд отношений между идеями, включая причинно-следственные связи (E. 3.2; подробнее по философии Юма в целом см. Morris & Brown. 2014).

Для Юма отношение причинности — единственное отношение посредством которые «мы можем выйти за рамки свидетельств нашей памяти и чувства »(Э.4.1.4, Т. 1.3.2.3/74). Предположим, у нас есть объект представить нашим чувствам: скажем, порох. Затем мы можем сделать вывод о влиянии этого объекта: скажем, взрыв. Причинная связь связывает наше прошлое и представить опыт в соответствии с нашими ожиданиями в отношении будущего (Э. 4.1.4 / 26).

Юм утверждает, что мы не можем сделать причинный вывод чисто на основании a. priori означает (E. 4.1.7). Скорее, он утверждает, что он основан на опыт, а именно опыт постоянного соединения. Мы сделать вывод, что порох взорвется на основании прошлого опыта ассоциации между порохом и взрывами.

Юм хочет больше узнать об основании такого рода выводов. Если такой вывод делается с помощью «цепочки рассуждений» (Э. 4.2.16), говорит он, он хотел бы знать, что это за рассуждения. В в целом, он утверждает, что выводы зависят от перехода форма:

Я обнаружил, что такой объект всегда сопровождался такой эффект, и я предвижу, что другие объекты, находящиеся в Внешний вид, похожий, будет сопровождаться аналогичными эффектами .(Э. 4.2.16)

В Трактате Юм говорит, что

если Разум определил нас, он будет действовать по этому принципу эти случаи, о которых мы не слышали, должны напоминать те, из которых мы имели опыт, и что естественным путем продолжается всегда одинаково то же самое . (Т. 1.3.6.4)

Для удобства мы будем ссылаться на это утверждение о сходстве или сходство наблюдаемых и ненаблюдаемых закономерностей как «Принцип единообразия (UP)».Иногда его еще называют «Принцип сходства» или «Принцип Единообразие природы ».

Затем Юм представляет свой знаменитый аргумент к выводу о том, что за этим принципом не может быть никаких оснований. Аргумент принимает форму дилеммы. Юм проводит различие между отношениями идей и Факты. Отношения идей включают геометрические, алгебраические и арифметические предложения, «и, короче говоря, каждое утверждение, что либо интуитивно, либо демонстративно достоверно ».«Факты», с другой стороны, являются эмпирическими предложения, которые легко можно представить себе иначе, чем они есть. Юм говорит, что

Все рассуждения можно разделить на два вида: показательные. рассуждения или отношения идей и морального рассуждения, или что касается фактов и существования. (Е. 4.2.18)

Юм рассматривает возможность каждого из этих типов рассуждений в свою очередь, и в каждом случае утверждает, что для него невозможно обеспечить аргумент в пользу принципа единообразия.

Во-первых, Юм утверждает, что рассуждения не могут быть демонстративными, потому что демонстративное рассуждение только устанавливает выводы, которые не могут быть задумано как ложное. И, говорит он,

это не подразумевает противоречия в том, что ход природы может измениться, и что объект, похожий на те, что мы испытали, может быть сопровождались различными или противоположными эффектами. (Е. 4.2.18)

Он говорит, что можно ясно и отчетливо представить себе ситуация, когда ненаблюдаемый случай не следует регулярности, поэтому далеко наблюдается (Э.4.2.18, Т. 1.3.6.5/89).

Во-вторых, Юм утверждает, что рассуждение также не может быть «таким, как рассматривать факт и реальное существование ». Он также называет это «Вероятные» рассуждения. Он утверждает, что все подобные рассуждения «Исходить из предположения, что будущее будет сообразно прошлому », другими словами о Единообразии Принцип (E. 4.2.19).

Следовательно, если цепочка рассуждений основана на аргументе этого доброе дело, он снова будет полагаться на это предположение «и принимая это как должное, и именно об этом идет речь ».(Э. 4.2.19, см. Также Т. 1.3.6.7/90). Второй тип рассуждений тогда не может предоставить цепочку рассуждений, которая не является круговой.

В версии «Трактата» Юм заключает

.

Таким образом, не только наш разум подводит нас к открытию окончательная связь причин и следствий, но даже после опыт сообщил нам об их константе соединение , для нас невозможно удовлетворить себя наша причина, почему мы должны расширить этот опыт за пределы тех частные случаи, попавшие под наше наблюдение.(Т. 1.3.6.11/91–2)

Отсюда следует вывод, что наша склонность проецировать прошлые закономерности в будущее не подкрепляется разумом. Проблема индукции состоит в том, чтобы найти способ избежать этого вывода, несмотря на аргумент.

Изложив проблему, Юм представляет собственное «Решение» возникших им сомнений (Э. 5, Т. 1.3.7–16). Это состоит из объяснения того, что индуктивное выводы делаются если не причиной. В Трактате Юм поднимает проблему индукции явно противоположным образом.Он спрашивает, произведен ли переход, участвующий в выводе

посредством понимания или воображения; будь мы определяется причиной перехода или определенным ассоциация и отношение восприятий? (Т. 1.3.6.4)

И он продолжает резюмировать вывод, говоря

Когда ум, следовательно, уходит от идеи или впечатления возражать против идеи или убеждений другого, это не определяется разум, но по определенным принципам, которые объединяют идеи этих предметов и объединить их в своем воображении.(Т. 1.3.6.12)

Таким образом, воображение считается ответственным за подкрепляя индуктивный вывод, а не разум.

В запросе Юм предполагает, что шаг, предпринятый ум,

что не поддерживается никакими аргументами или процессом понимание … должно быть вызвано каким-то другим принципом равный вес и авторитет. (E. 5.1.2)

Этот принцип — «обычай» или «привычка». В идея состоит в том, что если кто-то постоянно видел похожие объекты или события соединены, то ум склонен ожидать подобной закономерности держать в будущем.Склонность или «склонность» рисовать такие выводы, это эффект обычай:

… Обнаружив во многих случаях, что любые два вида объекты, пламя и тепло, снег и холод, всегда были соединены вместе; если заново представить чувствам пламя или снег, разум по обычаю принято ожидать жары или холода, и верят, что , что такое качество действительно существует и откроется при ближайшем рассмотрении. подход. Эта вера — необходимый результат установки ума в таких обстоятельствах.Это действие души, когда мы так расположен, так же неизбежно, как чувствовать страсть любви, когда мы получать пособия; или ненависть, когда мы встречаемся с травмами. Все эти операции — это разновидность естественных инстинктов, которые никакие рассуждения или процесс мысли и понимания способен либо производить, или предотвратить. (E. 5.1.8)

Юм утверждает, что тот факт, что эти выводы действительно следуют курсу природы — это своего рода «предустановленная гармония» (Э. 5.2.21). Это своего рода естественный инстинкт, который на самом деле может эффективнее в достижении успеха в мире, чем если бы мы полагались на причина сделать эти выводы.

2. Реконструкция

Аргумент Юма был представлен и сформулирован во многих разные версии. Также идет оживленная дискуссия по поводу историческая интерпретация того, что имел в виду сам Юм аргумент. Поэтому трудно дать однозначный и бесспорная реконструкция аргумента Юма. Тем не менее, с целью организации различных ответов на высказывания Юма Проблема, о которой пойдет речь в этой статье, следующая реконструкция послужит полезной отправной точкой.

Аргумент Юма касается конкретных индуктивных выводов, таких как как:

Все наблюдаемые экземпляры A были B .

Следующим экземпляром A будет B .

Назовем это «вывод I ». Выводы, которые подпадают под этот тип схемы, теперь часто упоминаются как случаи «Простая перечислительная индукция».

Собственный пример Юма:

.

Все наблюдаемые экземпляры хлеба (определенного вида) были питательный.

Следующий экземпляр хлеба (такого вида) будет питательный.

Затем аргумент Юма выглядит следующим образом (посылки помечены как P, а подпункты и выводы как C):

  • П1. Есть только два вида аргументов: доказательные и вероятные (Юмовский вилка).
  • P2. Вывод I предполагает принцип единообразия (UP).

1 st рог:

  • П3. А демонстративный аргумент устанавливает вывод, отрицание которого является противоречие.
  • P4. В отрицание UP не противоречит.
  • C1. Здесь нет показательный аргумент в пользу UP (со стороны P3 и P4).

2 nd гудок:

  • П5. Любой вероятный аргумент в пользу UP предполагает UP.
  • P6. Аргумент поскольку принцип не может предполагать тот же принцип (Некруглость).
  • С2. Там есть нет вероятного аргумента в пользу UP (со стороны P5 и P6).
  • C3. Там есть нет аргументов в пользу UP (P1, C1 и C2).

Последствия:

  • П7. Если там не является аргументом в пользу UP, нет цепочки рассуждений из предпосылки к заключению любого вывода, который предполагает UP.
  • С4. Там есть нет цепочки рассуждений от посылок до заключения умозаключения I (по P2, C3 и P7).
  • P8. Если там нет цепочки рассуждений от посылок к заключению вывод I , вывод не обоснован.
  • C5. Вывод I не обоснован (по C4 и P8).

Существуют разные интерпретации того, что Юм имеет в виду под «Показательные» и «вероятные» аргументы. Иногда «демонстративность» приравнивается к «Дедуктивный» и, вероятно, с «индуктивным» (например, Salmon 1966). Тогда первый рог дилеммы Юма исключить возможность дедуктивного аргумента, а второй исключит возможность индуктивного аргумента. Тем не мение, согласно этой интерпретации, помещение P3 не будет иметь место, потому что это возможно для заключения дедуктивный аргумент не является необходимым предложением.Предпосылка P3 могла быть модифицированным, чтобы сказать, что демонстративный (дедуктивный) аргумент устанавливает вывод, который не может быть ложным, если посылки правда. Но тогда становится возможным, что предположение о том, что будущее похоже на прошлое, что не является необходимым предположением, может быть установленным дедуктивным аргументом из некоторых посылок, но не из априори помещений (в противоречие с заключением C1).

Другое распространенное прочтение — приравнять «демонстративность» к «Дедуктивно действительна с априори помещений», и «Вероятный» с «имеющим эмпирическую предпосылку» (е.г., Окаша 2001). Это может быть ближе к истине, если подумать, как Юм, по-видимому, выполнил те посылки, которые могут быть известны a priori не может быть ложным, а значит, необходимы. Если вывод дедуктивно верно, то вывод из a Априори помещения также должны быть необходимы. Какой первый рог тогда дилемма исключает возможность дедуктивно действительного аргумент с априори посылок, и второй рог правил из любого аргумента (дедуктивного или недедуктивного), который опирается на эмпирическая посылка.

Однако недавние комментаторы утверждали, что в историческом контексте, в котором находился Юм, различие между убедительные и вероятные аргументы не имеют ничего общего с тем, не аргумент имеет дедуктивную форму (Owen 1999; Garrett 2002). В кроме того, класс умозаключений, устанавливающих выводы, отрицание противоречия может включать не только дедуктивно действительный выводы из априори посылок, но любые выводы, которые можно составить, используя априорных рассуждений (т. е. рассуждения где переход от посылки к заключению не апеллирует к тому, что мы узнаем из наблюдений).Похоже, что Юм намерены аргумент первого рога исключить любой a априори рассуждения, так как он говорит, что изменение курса природу нельзя исключать «какими-либо показательными аргументами или абстрактное рассуждение априори »(Е. 5.2.18). На этом понимания, априори аргументов были бы исключены первый рог дилеммы Юма, и эмпирические аргументы второй рог. Это интерпретация, которую я приму для цели этой статьи.

В аргументе Юма центральную роль играет UP. Как мы увидим в раздел 4.2, разные авторы сомневались в этом принципе. Версии Были также сформулированы аргументы Юма, которые не делают ссылка на UP. Скорее они напрямую обращаются к вопросу о том, что можно привести аргументы в пользу перехода из помещения к заключению конкретного индуктивного вывода I . Какие аргументы могут привести нас, например, к выводу, что следующая часть хлеб будет питать от наблюдений за питательным хлебом, приготовленным таким образом далеко? Для начала аргументация Юма может быть непосредственно применяется.Демонстративный аргумент позволяет сделать вывод отрицание которого является противоречием. Отрицание заключения индуктивный вывод не противоречит. Это не противоречие, что следующий кусок хлеба не сыт. Следовательно, нет убедительных аргументов в пользу вывода индуктивный вывод. Во втором роге спора Проблема, которую поднимает Юм, — это замкнутость. Даже если Юм ошибается, все индуктивные выводы зависят от UP, все еще может быть проблема округлости, но, как мы увидим в Раздел 4.1, необходимо тщательно учитывать точный характер округлости. Но главное в настоящее время заключается в том, что аргумент Юма часто оказывается неверным. сформулированы без использования UP.

Поскольку аргумент Юма представляет собой дилемму, есть два основных способа сопротивляться этому. Первый — взяться за первый рог и доказать, что ведь есть показательный аргумент — здесь понимается аргумент, основанный на априорных рассуждениях — это может Обоснуйте индуктивный вывод. Второй — заняться вторым рог и утверждать, что все-таки существует вероятный (или эмпирический) аргумент, который может оправдать индуктивный вывод.Мы обсуждаем разные варианты этих двух подходов в разделах 3 а также 4.

Есть также те, кто оспаривает последствия дилеммы. Для Например, некоторые недавние комментаторы Юма интерпретируют его как рисунок единственный вывод C4, а не нормативное заключение C5 (мы обсуждаем эти интерпретации в раздел 5.1). Есть также подходы, которые не подходят помещение P8 и утверждают, что обеспечение цепочки рассуждений от посылок к заключение не является необходимым условием для обоснования индуктивный вывод (разделы 5.2 а также 5.3). Наконец, есть некоторые философы, которые принимают скептически настроенные заключение C5 и попытайтесь приспособиться к этому. Например, были попытки утверждать, что индуктивный вывод не так важен для научных запрос, как часто думают (раздел 6). Также можно утверждать, что, хотя аргумент Юма действительно устанавливает, что индуктивные выводы не оправданы в ощущение, что у нас есть основания считать их выводы верными, тем не менее, возможно более слабое оправдание.Это основано на идее, что мы можем установить, что следуя индуктивным процедурам является средством для достижения определенных эпистемических целей. Мы исследуем традицию связанных с этим подходом в Раздел 7.

3. Решение первой дилеммы Юма

Первый рог аргумента Юма, сформулированный выше, направлен на при установлении отсутствия убедительных аргументов в пользу UP. А ряд философов думали, что это окончательно не исключить возможность обоснования индуктивных выводов основанный на показательном доводе.Есть два основных возможных побега маршруты от первого рога дилеммы Юма. Во-первых, чтобы Отрицать помещение P3, что равносильно допущению возможности синтетического a априори предложений. Второй — принять вывод C1, что нет убедительных аргументов в пользу UP, но утверждать, что такой аргумент не нужен для оправдания. Действительно, можно было говорят, что нет необходимости даже приводить убедительные аргументы в пользу заключение индуктивного вывода.Скорее всего, это будет достаточно для обоснования аргумента в пользу Утверждение, что вывод индуктивного вывода вероятно . Мы рассмотрим каждый из этих подходов в следующих двух разделы.

3.1 Синтетика

априори

Как мы видели в секция 1, Юм использует убедительные аргументы, чтобы сделать выводы, которые «Отношения идей», тогда как «вероятные» или «Моральные» аргументы имеют выводы, которые «Факты».Юмовское различие между «Отношения идей» и «факты» предвосхищает проведенное Кантом различие между «Аналитические» и «синтетические» суждения (Кант 1781). Классическим примером аналитического предложения является «Холостяки — это неженатые мужчины» и синтетическое утверждение. «Моя велосипедная шина спущена». Для Юма демонстративное аргументы, основанные на априорных рассуждениях, могут устанавливать только отношения идей или аналитических суждений. В связь между приоритетностью и аналитичностью лежит в основе помещение P3, который утверждает, что показательный аргумент устанавливает вывод отрицание которого является противоречием.

Один из возможных ответов на проблему Юма — отрицать помещение P3, допуская возможность того, что априорных рассуждений могут порождают синтетические предложения. Кант лихо рассуждал в ответ Юму что возможно такое синтетическое a priori знание (Кант 1781, 1783). Он делает это своего рода обращением эмпирическая программа, поддерживаемая Юмом. В то время как Юм пытался понять, как концепция причинной или необходимой связи может основываться на опыте, вместо этого Кант утверждал, что опыт приходит только о через концепции или «категории» понимание.По его мнению, можно получить априори знаний. этих концепций, включая концепцию причинно-следственной связи, трансцендентный аргумент относительно необходимых предпосылок опыт. Более подробное изложение ответа Канта Юму можно найти в de Pierris and Friedman 2013.

3.2 Обоснование вероятного вывода

Первый рог дилеммы Юма подразумевает, что не может быть демонстративный аргумент в пользу заключения индуктивного вывода потому что можно представить отрицание заключения.Например, вполне можно представить, что следующий кусок хлеб, который я ем, скорее отравит меня, чем накормит. Однако это действительно не исключаю возможности доказательного аргумента, что устанавливает только то, что хлеб с высокой вероятностью питает, а не то, что это определенно будет. Есть несколько подходов, которые пытаются привести убедительный аргумент в пользу того, что вывод индуктивного вывод вероятен, хотя и не уверен. Если это удастся, цепочка рассуждений, основанных на убедительных аргументах из предпосылок вывод I к утверждению о вероятности заключения не исключается аргументом Юма.Тогда можно было бы бросить вызов помещение P8, говоря, что это не обязательно для обоснования индуктивного умозаключение, чтобы иметь цепочку рассуждений от его предпосылок к его заключение. Скорее было бы достаточно, если бы у нас был аргумент от предпосылки к утверждению, что вывод вероятен или вероятен. потом априори обоснование индуктивного вывода были предоставлены.

3.2.1 Номолого-пояснительное решение

Первый из этих подходов — это «Номолого-пояснительное» решение, которое положено нападающий Армстронг, BonJour и Фостер (Армстронг, 1983; BonJour 1998; Фостер 2004).Это решение обращается к выводу о лучших Объяснение (IBE), в котором говорится, что мы должны сделать вывод, что гипотеза который обеспечивает лучшее объяснение свидетельств, вероятно, правда. Сторонники этого подхода делают вывод о наилучшем объяснении быть способом вывода, который отличается от типа «Экстраполяционный» индуктивный вывод, который пытался сделать Юм оправдывать. Они также рассматривают это как тип вывода, который, хотя недедуктивная, обосновано априори . Например, Армстронг говорит: «Сделать вывод о наилучшем объяснении — это часть того, что значит быть рациональным.Если это не рационально, то что? » (Армстронг, 1983: 59).

Обоснование априори проводится в два этапа. Во-первых, утверждается, что мы должны признать, что некоторые наблюдаемые закономерности требуют объяснения в терминах некоего основного закона. Например, если монета упорно падает орлом при повторных подбрасываниях, тогда становится все более неправдоподобным, что это произошло просто из-за «случайности». Скорее, мы должны сделать вывод о лучшем объяснение, что монета имеет определенный уклон.Сказать, что монета высаживает головы не только по наблюдаемым случаям, но и по ненаблюдаемые случаи, не дает объяснения наблюдаемых регулярность. Таким образом, простой конъюнкции констант Юма недостаточно. Для объяснения необходимо «не-юмовское, метафизически устойчивая концепция объективной закономерности » (BonJour 1998), который рассматривается как реальный естественный необходимость (Армстронг, 1983; Фостер, 2004).

После того, как было установлено, что должна быть некоторая метафизическая надежного объяснения наблюдаемой закономерности, второй шаг заключается в том, чтобы утверждают, что из всех возможных метафизически надежных объяснений «Прямое» индуктивное объяснение является лучшим, где прямое объяснение экстраполирует наблюдаемую частоту на более широкое население.Например, если у монеты есть какая-то цель шанс выпадения орлов, лучшее объяснение того, что \ (m / n \) головы до сих пор наблюдались, заключается в том, что объективный шанс монеты посадочные головки \ (m / n \). И этот объективный шанс определяет что происходит не только в наблюдаемых случаях, но и в ненаблюдаемых случаи.

Номолого-пояснительное решение полагается на то, что IBE рассматривается как рациональная, априори форма вывода, отличная от индуктивные выводы, такие как вывод I .Однако можно в качестве альтернативы рассматривать индуктивные выводы как частный случай IBE. (Harman 1968), или рассматривать IBE просто как альтернативный способ характеризуя индуктивный вывод (Хендерсон 2014). Если любой из эти взгляды верны, МБП не обладает необходимой независимостью из индуктивного вывода, чтобы обеспечить некруглое обоснование Это.

Можно также возразить против номолого-объяснительного подхода к основания того, что закономерности не обязательно требуют объяснения в условия необходимых связей или надежных метафизических законов.В жизнеспособность подхода также зависит от жизнеспособности неюмовская концепция законов. Было несколько серьезных пытается разработать такой подход (Armstrong 1983; Tooley 1977; Dretske 1977), но и много критики (см. J. Carroll, 2016).

Еще одно критическое возражение состоит в том, что Номолого-объяснительное решение просто напрашивается вопрос, даже если законно использовать IBE для оправдания индукции. В первый шаг аргументации, который мы выводим к закону или закономерности, которая простирается за пределы пространственно-временной области, в которой наблюдения было сделано до сих пор, чтобы предсказать, что произойдет в будущее.Но почему закон, применимый только к наблюдаемым пространственно-временная область не может быть столь же хорошим объяснением? Главный ответ кажется, что мы можем видеть a priori , что законы с временные или пространственные ограничения были бы менее хорошими объяснениями. Фостер утверждает, что причина в том, что это представит больше загадки:

Мне кажется, что закон, сфера действия которого ограничена некоторыми конкретный период более загадочен, по своей сути более загадочен, чем тот, который универсален во времени.(Фостер 2004)

3.2.2 Байесовское решение

Другой способ, которым можно попытаться построить a priori аргумент, что предпосылки индуктивного вывода делают его вывод вероятен, заключается в использовании формализма вероятности сама теория. В то время, когда писал Хьюм, вероятности использовались для анализировать азартные игры. И в целом они использовались для решения проблема того, что мы ожидаем увидеть, учитывая, что определенная причина заведомо действующий.Это так называемая проблема «прямого вывод ». Однако проблема индукции касается «Обратная» задача определения причины или общего гипотеза, учитывая конкретные наблюдения.

Один из первых и наиболее важных методов решения «Обратная» задача с использованием вероятностей была разработана Томас Байес. Эссе Байеса, содержащее основные результаты, было опубликовано после его смерти в 1764 г. (Bayes 1764). Однако это возможно, что работа была сделана значительно раньше и на самом деле написано в прямом ответе на публикацию исследования Хьюма. в 1748 г. (см. Zabell 1989: 290–93, обсуждение того, что такое известно об истории).

Проиллюстрируем байесовский метод на задаче рисования шары из урны. Предположим, что у нас есть урна с белым и черные шары в неизвестной пропорции. Рисуем образец шаров из урны, вынув шар, отметив его цвет, а затем положив его назад, прежде чем снова рисовать.

Рассмотрим сначала проблему прямого вывода. Учитывая пропорцию белых шаров в урне, какова вероятность различных исходов для выборки наблюдений заданного размера? Предположим, что пропорция белых шаров в урне равно \ (\ theta = 0.6 \). Вероятность вытянуть один белый шар из одного образца будет \ (p (W; \ theta = 0,6) = 0,6 \). Мы также можем вычислить вероятность для других исходов, таких как как рисование двух белых шаров по образцу из двух, используя правила исчисление вероятностей (см. раздел 1 Hájek 2011). В целом, вероятность выпадения \ (n_w \) белых шаров в выборке размером N , дается биномиальным распределением:

\ [ p (n_w; \ theta = x) = \ left (\ begin {matrix} N \\ n_w \ end {matrix} \ right) x ^ {n_w} (1-x) ^ {(1-n_w)} \]

Это конкретный пример «выборочного распределения», \ (p (E \ mid H) \), что дает вероятность определенного доказательства E в выборке, при условии, что определенная гипотеза H правда.Расчет выборочного распределения можно в в общем должно быть сделано априори , учитывая правила вероятности исчисление.

Однако проблема индукции — это обратная задача. Мы хотим не делать вывод о том, какой будет образец, с известной гипотезой, скорее мы хотим вывести гипотезу об общей ситуации или население, основанное на наблюдении ограниченной выборки. В вероятности гипотез-кандидатов могут затем использоваться для информирования прогнозы о дальнейших наблюдениях.В случае с урной для Например, мы хотим знать, что наблюдение за конкретным образцом частота белых шаров \ (\ frac {n_w} {N} \) говорит нам о \ (\ theta \), доля белых шаров в урне.

Идея байесовского подхода состоит в том, чтобы назначать вероятности не только к событиям, составляющим доказательства, но также и к гипотезам. Один начинается с распределения «априорной вероятности» по соответствующие гипотезы \ (p (H) \). Узнав некоторые доказательства E , Байесовский обновляет априорное \ (p (H) \) до условной вероятности \ (p (H \ mid E) \).Это правило обновления называется «правилом условность ». Условная вероятность \ (p (H \ mid E) \) известна как «апостериорная вероятность» и рассчитывается используя правило Байеса:

\ [ p (H \ mid E) = \ frac {p (E \ mid H) p (H)} {p (E)} \]

Здесь выборочное распределение можно считать условным. вероятность \ (p (E \ mid H) \), известная как «Вероятность» гипотезы H при наличии доказательств E .

Затем можно перейти к вычислению прогнозного распределения для еще ненаблюдаемые данные \ (E ‘\), учитывая наблюдения E .Прогнозирующий распределение в байесовском подходе дается

\ [ p (E ‘\ mid E) = \ sum_ {H} p (E’ \ mid H) p (H \ mid E) \]

где сумма становится интегралом в случаях, когда H является непрерывная переменная.

Для примера с урной мы можем вычислить апостериорную вероятность \ (p (\ theta \ mid n_w) \) с использованием правила Байеса, и вероятность дается биномиальным распределением выше. Для этого мы также необходимо назначить априорное распределение вероятностей параметру \ (\ тета \).Один естественный выбор, сделанный Байесом на раннем этапе. сам и Лаплас, заключается в том, чтобы поставить униформу выше параметра \ (\ тета \). Обоснование этого выбора Байесом заключалось в том, что тогда если вы определите вероятность каждого значения количества белых в выборке, основанной только на предыдущем, до того, как наблюдаются какие-либо данные, все эти вероятности равны. У Лапласа было другое оправдание, основанное на принципе безразличия. Этот принцип заявляет, что если у вас нет оснований отдавать предпочтение одной гипотезе над другим вы должны назначить им все равные вероятности.

При выборе равномерного априорного значения апостериорная вероятность и прогнозируемое распределение может быть рассчитано. Оказывается, вероятность того, что следующий шар будет белым, учитывая, что \ (n_w \) из N розыгрышей были белыми, дает

\ [ p (w \ mid n_w) = \ frac {n_w + 1} {N + 2} \]

Это знаменитое «правило преемственности» Лапласа. (1814 г.). Предположим, на основании наблюдения 90 белых шаров из 100, мы вычисляем по правилу последовательности, что вероятность следующий белый шар равен \ (91/102 = 0.89 \). Вполне возможно, что следующий шар может быть черным. Даже в том случае, когда все 100 мячей были белыми, так что вероятность того, что следующий шар будет белым 0,99, есть еще небольшая вероятность, что следующий шар не белый. То, что дает вероятностное рассуждение, не является аргумент к выводу, что следующий шар будет определенного цвета, но аргумент к выводу, что некоторые будущие наблюдения очень , вероятно, , учитывая то, что наблюдалось в прошлом.

В целом аргумент Байеса-Лапласа в случае урны дает пример того, как вероятностное рассуждение может увести нас от свидетельств о наблюдения в прошлом к ​​предсказанию того, насколько вероятно определенное будущее наблюдения есть. Вопрос в том, какое решение, если оно есть, это Тип расчета предусматривает задачу индукции. Вначале зрение, так как это всего лишь математический расчет, похоже, что он действительно дает априорных аргументов из посылок индуктивного вывода к утверждению, что определенный вывод вероятно.

Однако для того, чтобы окончательно установить это, нужно поспорить. что все компоненты и допущения аргумента равны a priori , и это требует дальнейшего изучения как минимум трех важные вопросы.

Во-первых, аргумент Байеса-Лапласа опирается на правила исчисление вероятностей. Каков статус этих правил? Делает следующие за ними составляют априори рассуждений? Ответ на это частично зависит от того, как интерпретируется сама вероятность.В широком смысле говоря, существуют известные интерпретации вероятности в соответствии с к которому правила имеют правдоподобный статус a priori и могут составляют основу доказательной аргументации. К ним относятся классическая интерпретация, первоначально разработанная Лапласом (1814 г.), логическая интерпретация, расцвет которой пришелся на творчество Кейнса (1921), Джонсон (1921), Джеффрис (1939) и Карнап (1950), а также субъективистская интерпретация Рэмси (1926), Сэвиджа (1954) и де Финетти (1964).Попытки привести доводы в пользу вероятностного a априори решения проблемы индукции были в первую очередь связанных с этими интерпретациями.

Во-вторых, в случае урны аргумент Байеса-Лапласа основан на на конкретной вероятностной модели — биномиальной модели. Этот предполагает предположение, что существует параметр, описывающий неизвестна пропорция \ (\ theta \) шаров в урне, и что данные составляет независимую прибыль от распределения по этому параметру.На чем основаны эти предположения? Обобщают ли они другие случаи за пределами фактического ящика урны — то есть, можем ли мы видеть наблюдения в общем как аналог розыгрышей из «Урны природы»? Было постоянное беспокойство, что такие предположения, в то время как разумно применительно к случаю вытягивания шаров из urn, неприменим для других случаев индуктивного вывода. Таким образом вероятностное решение проблемы индукции могло бы быть относительно ограниченный объем. По крайней мере, есть некоторые предположения здесь мы переходим к выбору модели, которую необходимо сделать явной.

В-третьих, аргумент Байеса-Лапласа основан на конкретном выборе априорное распределение вероятностей. Каков статус этого задания, и может ли он быть основан на априорных принципах ? Исторически сложилось так, что Байес-Лапласовский выбор униформы априора, а также всей концепции классической вероятности, основанной на принципе безразличия. Этот принцип многие считают априори принцип. Тем не менее, он также был подвергнут большой критике на основания того, что это может привести к противоречивой вероятности задания (Бертран 1888; Борель 1909; Кейнс 1921).Такой несоответствия возникают из-за наличия более чем одного способа вырезать пространство альтернатив, и разные выборы порождают конфликтующие вероятностные присвоения. Одна попытка спасти Принцип безразличия заключался в апелляции к объяснению и утверждают, что этот принцип следует применять только к резьбе по пространство на «наиболее понятном базовом уровне», где это уровень идентифицируется в соответствии с априорным понятием объяснительный приоритет (Huemer 2009).

Поиск аргумента a priori для присвоения приора была в значительной степени заброшена. Для многих субъективист фонды, разработанные Рэмси, де Финетти и Сэвидж, обеспечивают более удовлетворительная основа для понимания вероятности. С этой точки зрения точки зрения, было бы ошибкой пытаться ввести какие-либо дополнительные a априори ограничений на вероятности сверх тех, которые продиктованы сами правила вероятности. Скорее, переуступка приоритетов может отражают личное мнение или базовые знания, и не являются предварительными априори необоснованный выбор.

До сих пор мы рассматривали вероятностные аргументы, которые ставят вероятностей над гипотезами в пространстве гипотез, а также наблюдения. Также существует традиция попыток определить, что распределения вероятностей, которые мы должны иметь, учитывая определенные наблюдения, от начальной точки совместного распределения вероятностей по всем наблюдаемые переменные. Тогда можно постулировать аксиомы непосредственно на это распределение по наблюдаемым, и исследуем последствия для прогнозирующее распределение.Значительная часть развития индуктивного логика, в том числе влиятельная программа Карнапа, продолжалась в таким образом (Carnap 1950, 1952).

Такой подход помогает прояснить роль допущений, лежащих в основе вероятностные модели. Одно фундаментальное предположение, которое можно сделать По поводу наблюдений то, что они «взаимозаменяемы». Это означает, что совместное распределение случайных величин равно инвариантен относительно перестановок. Неформально это означает, что порядок наблюдения не влияют на вероятность.Например, в урны, это будет означать, что сначала нарисован белый шар, а затем черный шар так же вероятен, как сначала нарисовать черный, а затем белый. Де Финетти доказал общую теорему о представлении, что если совместное распределение вероятностей бесконечной последовательности случайных предполагается, что переменные могут быть заменены, тогда это может быть записано как смесь функций распределения, данные каждой из которых ведут себя как если бы они были независимыми случайными розыгрышами (de Finetti 1964). В этом случае в примере с урной теорема показывает, что это , как если бы данные представляют собой независимые случайные выборки из биномиального распределения по параметр \ (\ theta \), который сам имеет априорную вероятность распределение.

Предположение об обмене можно рассматривать как естественное формализация предположения Юма о том, что прошлое напоминает будущее. Это интуитивно понятно, поскольку предположение о возможности замены означает думая, что порядок наблюдений, как в прошлом, так и в будущем, не имеет значения для вероятностных присвоений.

Однако развитие программы индуктивной логики показало, что что возможно много обобщений. Например, Джонсон предложил чтобы принять аксиому, он назвал «достаточность постулат».Это говорит о том, что результаты могут быть нескольких различных типов, и что условная вероятность того, что следующий результат типа i зависит только от количества предыдущих испытаний и количество предыдущих исходов типа i (Johnson 1932 г.). Предполагая постулат достаточности для трех или более типов приводит к общему прогнозному распределению, соответствующему «Континуум индуктивных методов» Карнапа (Carnap 1952 г.). Это прогнозное распределение принимает вид:

\ [ p (i \ mid N_1, N_2, \ ldots N_t) = \ frac {N_i + k} {N_1 + N_2 + \ cdots + N_t + kt} \]

для некоторого положительного числа k .Это сводится к правило преемственности при \ (t = 2 \) и \ (k = 1 \).

Обобщения понятия взаимозаменяемости, такие как «Частичная взаимозаменяемость» и «марковский возможность обмена », и их можно считать как формы предположения о симметрии (Zabell 1988; Skyrms 2012). Как меньше принимаются ограничительные аксиомы на вероятности наблюдаемых, в результате больше не существует уникального результата для вероятность предсказания, а скорее целый класс возможных вероятности, обозначенные обобщенным правилом последовательности, таким как над.Следовательно, в этой традиции, как и в Байес-Лапласе, подход, мы отошли от аргументации, которая приводит уникальный априорный вероятностный ответ на проблему Юма.

Тогда можно подумать, что назначение предшествующего или релевантного соответствующие постулаты о наблюдаемом распределении вероятностей, именно там, где эмпирические предположения входят в индуктивную выводы. Вероятностные расчеты являются эмпирическими аргументами, а не априори .Если это правильно, то вероятностная модель в конце концов не дала априори решение проблемы индукции, но оно имеет скорее позволили нам прояснить, что может означать утверждение Юма о том, что индуктивные выводы основываются на принципе однородности.

Некоторые думают, что, хотя проблема индукции не решена, существует в некотором смысле частичное решение, которое было названо «Логическое решение». Хаусон, например, утверждает, что « Индуктивное рассуждение оправдано в той мере, в какой оно звук, учитывая соответствующие помещения »(Howson 2000: 239, его акцент).Согласно этой точке зрения, никуда не деться. эмпирическая предпосылка для индуктивных выводов, но мы все еще можем думать Байесовской обусловленности функционирует как своего рода логика или «Ограничение согласованности», которое «порождает прогнозы на основе предположений и наблюдений вместе » (Ромейн 2004: 360). Если у нас есть эмпирическое предположение, в априорной вероятности и наблюдениях, байесовских кондиционирование сообщает нам, какова итоговая прогнозная вероятность раздача должна быть.

3.2.3 Комбинаторный подход

Альтернативная попытка использовать вероятностные рассуждения для получения a priori оправданием индуктивных выводов является так называемое «комбинаторное» решение. Это было впервые поставлено вперед Дональд К. Уильямс (1947) и позже развит Дэвидом Плита (1986).

Как и аргумент Байеса-Лапласа, решение в значительной степени опирается на идея, что простые априорных вычислений могут быть выполнены в «прямом выводе» от популяции к выборке.Как мы видели, учитывая определенную частоту популяции, вероятность получение различных частот в образце можно рассчитать прямо на основе правил исчисления вероятностей. В Аргумент Байеса-Лапласа основан на обращении вероятности распределение с использованием правила Байеса, чтобы получить из выборки распределение к апостериорному распределению. Уильямс вместо этого предлагает что обратный вывод может быть основан на определенной логической силлогизм: пропорциональный (или статистический) силлогизм.

Пропорциональный или статистический силлогизм следующий:

  1. Из всего, что составляет M , \ (m / n \) — это P .
  2. a — это M

Следовательно, a — это P с вероятностью \ (m / n \).

Например, если 90% кроликов в популяции белые, и мы наблюдая кролика a , тогда пропорциональный силлогизм говорит, что мы делаем вывод, что a белый с вероятностью 90%.Уильямс утверждает, что пропорциональный силлогизм является недедуктивным логическим силлогизм, который эффективно вставляет между силлогизмом для следствие

  1. Все M s — P
  2. a — это M

Следовательно, a — это P .

И силлогизм противоречия

  1. M is P
  2. a is M

Следовательно, a не является P .

Этот силлогизм можно объединить с наблюдением за поведением все более крупных образцов. Из расчетов выборки распределения, можно показать, что с увеличением размера выборки вероятность того, что частота дискретизации находится в диапазоне, который близко приближается к популяции частота также увеличивается. По факту, Закон больших чисел Бернулли гласит, что вероятность что частота выборки приближается к частоте популяции, имеет тенденцию к единице, поскольку размер выборки стремится к бесконечности.Уильямс утверждает, что такие результаты подтверждают «общую предпосылку, общую для всех индукции, что образцы «соответствуют» их популяциям » (Уильямс 1947: 78).

Затем мы можем применить пропорциональный силлогизм к образцам из Население, чтобы получить следующий аргумент:

  1. Большинство выборок соответствует их генеральной совокупности
  2. S — образец.

Следовательно, S с большой вероятностью совпадает с его популяцией.

Это пример пропорционального силлогизма, и он использует общий результат о выборках, соответствующих популяциям как первому значительному помещение.

Следующий шаг — доказать, что если мы заметим, что образец содержит доля \ (m / n \) F s, то мы можем заключить, что, поскольку эта выборка с высокой вероятностью совпадает с ее популяцией, популяция, с большой вероятностью, имеет популяционную частоту, которая аппроксимирует частоту дискретизации \ (m / n \). И Уильямс, и Стоув утверждают, что это составляет логическое априорное решение проблема индукции.

Ряд авторов выразили мнение, что плита Williams-Stove аргумент действителен только в том случае, если образец S извлекается случайным образом из совокупность возможных выборок — i.е., что любой образец как будет нарисован так же, как и любой другой (Brown 1987; Will 1948; Giaquinto 1987). Иногда это преподносится как возражение против заявки. пропорционального силлогизма. Утверждается, что пропорциональная силлогизм действителен только в том случае, если a случайно взяты из население млн человек с. Однако ответ был, что есть нет необходимости знать, что выборка составлена ​​случайным образом, чтобы применить силлогизм (Maher 1996; Campbell 2001; Campbell & Franklin 2004 г.).Конечно, если у вас есть основания полагать, что ваша выборка процедура с большей вероятностью привлечет определенных лиц, чем другие — например, если вы знаете, что находитесь в определенной место, где больше людей определенного типа — тогда вам следует не применять пропорциональный силлогизм. Но если у тебя нет таких причин, — утверждают защитники, — применять его вполне рационально. Конечно это всегда возможно, что вы взяли нерепрезентативную выборку, т. е. один из немногих сэмплов, в котором частота сэмплов не совпадает частота популяции — но поэтому вывод только вероятно и не определенно.

Более проблемный шаг в аргументе — последний шаг, который берет нас из утверждения, что выборки соответствуют их популяциям с высоким вероятность утверждения, что увидев конкретный образец частота, популяция, из которой проводится выборка, имеет частоту близка к частоте дискретизации с большой вероятностью. Проблема здесь это тонкий сдвиг в том, что подразумевается под «высокой вероятностью», что легло в основу распространенного неправильного толкования Теорема Бернулли. Хакерство (1975: 156–1559) ставит точку в следующих условиях.Теорема Бернулли разрешает утверждают, что гораздо чаще, чем нет, небольшой интервал вокруг Частота выборки будет включать истинную частоту популяции. В других словами, это весьма вероятно в смысле «обычно правильно », чтобы сказать, что выборка соответствует его генеральной совокупности. Но это не означает, что утверждение, что небольшой интервал вокруг выборка будет содержать истинную частоту популяции весьма вероятно в смысле «заслуживает доверия при каждом использовании». Этот будет означать, что для любого данного образца весьма вероятно, что образец соответствует его населению.Это вполне совместимо с претензией что «обычно правильно», что образец соответствует его население, чтобы сказать, что есть некоторые образцы, которые не соответствуют их популяции вообще. Таким образом, нельзя сделать вывод из высказывания Бернулли Теорема о том, что для любой заданной частоты дискретизации мы должны назначить высокую вероятность утверждения, что небольшой интервал вокруг образца частота будет содержать истинную частоту популяции. Но это именно тот слайд, который Уильямс делает на последнем этапе своего аргумент.Махер (1996) аналогичным образом утверждает, что последний шаг аргумента Уильямса-Стоу ошибочны. Фактически, если кто-то хочет сделать выводы о вероятности повторяемости популяции учитывая частоту дискретизации, правильный способ сделать это — использовать Байесовский метод описан в предыдущем разделе. Но, как мы там видел, это требует присвоения априорных вероятностей, и это объясняет, почему многие люди думали, что комбинаторное решение каким-то незаконным образом предполагал такое предположение, как принцип равнодушие.Аргумент Уильямса-Стоу на самом деле не дает нам альтернативный способ инвертирования вероятностей, который каким-то образом обходит все проблемы, с которыми столкнулись байесовцы.

4. Решение второго рога дилеммы Юма

До сих пор мы рассматривали способы, которыми первый рог Юма дилемма может быть решена. Но, конечно, тоже можно взять на себя второй рог взамен.

Кто-то может возразить, что вероятный аргумент не будет, несмотря на то, что Юм говорит, что будьте круговыми в проблемной манере (мы рассматриваем ответы этого вид в Раздел 4.1). Или можно попытаться возразить, что вероятные аргументы неверны. круглый вообще (раздел 4.2).

4.1 Индуктивные обоснования индукции

Один из способов решить второй рог дилеммы Юма — отказаться от помещение P6, что исключает круговые аргументы. Некоторые утверждали, что определенные виды круговых аргументов обеспечат приемлемое оправдание для индуктивного вывода. Поскольку оправдание тогда само по себе быть индуктивным, этот подход часто называют «Индуктивное обоснование индукции».

Сначала мы должны исследовать, как именно предположительно юмовская циркулярность возникает. Возьмем простой случай перечислительного индуктивного вывода, что следует по следующему шаблону ( X ):

Наиболее часто наблюдаемые F s были G s

Следовательно: Большинство F s — это G s.

Юм утверждает, что такие аргументы предполагают принцип единообразия. (ВВЕРХ). По помещениям P7 а также P8, это предположение также необходимо подкрепить аргументом, чтобы чтобы индуктивный вывод был оправдан.Естественная идея состоит в том, что мы может выступать за принцип единообразия на том основании, что «это работает». Мы знаем, что это работает, потому что прошлые экземпляры аргументы, которые основывались на нем, были признаны успешными. Только это однако этого недостаточно, если у нас нет оснований полагать, что такие аргументы также будут успешными в будущем. Это требование должно сам поддерживаться индуктивным аргументом ( S ):

Большинство аргументов формы X , которые полагаются на UP, преуспели в мимо.

Следовательно, большинство аргументов формы X , которые полагаются на UP преуспевать.

Но сам этот аргумент зависит от UP, который является самым предположение, которое мы пытались оправдать.

Как мы видели в раздел 2, некоторые отвергают утверждение Юма о том, что все индуктивные выводы Предположим UP. Однако аргумент о том, что обоснование индуктивного вывода о вероятном аргументе приведет к округлость не должна полагаться на это утверждение. Проблема замкнутости может быть оформленным в более общем плане.Если аргумент , S полагается на что-то , которое уже предполагается при выводе X , тогда аргумент S не может использоваться для обоснования вывода X . Но вопрос в том, что это такое.

Некоторые авторы утверждали, что на самом деле S не полагается ни на какие предпосылка или даже предположение, которое потребует от нас уже знать вывод Х . S не является «предпосылкой круговой »аргумент.Скорее, они утверждают, что это «Циркулярное правило» — он опирается на правило вывода в чтобы прийти к выводу, что это правило надежно. Предполагать мы принимаем правило R , которое гласит, что при соблюдении большинство F s — это G s, мы должны сделать вывод, что большинство F s являются G с. Тогда вывод X опирается на правило R . Мы хотим показать, что правило R надежно. Мы могли бы апеллировать к тому, что R работал в прошлом, поэтому, исходя из индуктивного аргумента, он будет также работаю в будущем.Назовите этот аргумент S *:

Большинство выводов в соответствии с правилом R были успешными

Следовательно, большинство выводов после R являются успешными.

Поскольку сам этот аргумент использует правило R , используя его для установления То, что R надежен, является циркулярным правилом.

Некоторые авторы затем утверждали, что, хотя кругообразность посылок порочность, цикличность правил — нет (Cleve, 1984; Papineau, 1992). Один Причина, по которой следует думать, что цикличность правил не порочна, была бы, если бы она не обязательно знать или даже обоснованно полагать, что правило R является надежным, чтобы с помощью правила прийти к обоснованному выводу.Это утверждение экстерналистов об оправдании (Cleve, 1984). Говорят, что пока R это на самом деле надежный, один может сформировать обоснованное убеждение в выводе аргумента, опираясь на на R , если есть основания полагать, что в помещении.

Если кого-то не убеждают утверждения экстерналистов, можно попытаться утверждают, что цикличность правил не вредна, и другим способом. Для Например, требование о том, чтобы правило было доказано как надежное без любая циркулярность правила может показаться необоснованной, если правило очень фундаментальный характер.По словам Ланге:

Можно предположить, что, хотя круговой аргумент обычно не может обосновать свой вывод, круговой аргумент допустим в случай обоснования фундаментальной формы рассуждения. После всего, больше некуда повернуть, так что все, что мы можем разумно Требование от фундаментальной формы рассуждения состоит в том, чтобы оно подтверждало себя. (Ланге 2011: 56)

Сторонники этой точки зрения отмечают, что даже дедуктивный вывод не может быть обоснован дедуктивно.Рассмотрим Льюиса Диалог Кэрролла между Ахиллом и Черепахой (Carroll 1895 г.). Ахиллес спорит с черепахой, которая отказывается выступать modus ponens . Черепаха принимает предпосылку, что p , и предположение, что p подразумевает q , но он не примет q . Как Ахиллес может его убедить? Ему удается уговорить его принять другую предпосылку, а именно: «если p и p подразумевают q , затем q ”.Но Черепаха все еще не готова сделать вывод к q . Ахиллес продолжает добавлять новые посылки такой же, но безрезультатно. Получается, что modus ponens не может быть оправдан перед кем-то, кто еще не готов использовать это правило.

Это могло бы показаться странным, если бы кругообразность посылок была порочной, а правило округлости не было, учитывая, что, кажется, есть легкая обмен между правилами и предпосылками. В конце концов, правило всегда может, как в истории Льюиса Кэрролла, добавить в качестве предпосылки к аргументу.Но история Кэрролла также указывает на то, что существует действительно, фундаментальное различие между готовностью принять предпосылка, устанавливающая правило (Черепаха счастлива сделать это), и будучи готовы использовать это правило (это то, что Черепаха отказывается делать).

Предположим, что мы допускаем, что индуктивный аргумент, такой как S (или S *) может поддерживать индуктивный вывод X без порочного округлость. Тем не менее, возможное возражение состоит в том, что аргумент просто не дает полного обоснования X .В конце концов, меньше разумные правила вывода, такие как контриндукция, могут поддерживать себя аналогичным образом. Контриндуктивное правило — CI:

.

Наиболее часто встречающиеся A s — это B s.

Следовательно, это не тот случай, когда большинство A s являются B s.

Рассмотрим тогда следующий аргумент CI *:

Большинство аргументов CI были неудачными

Следовательно, это не тот случай, когда большинство аргументов CI оказываются неудачными, я.е., многие аргументы CI успешны.

Таким образом, этот аргумент устанавливает надежность CI в правила круговой моды (см. Salmon 1963).

Аргумент S может использоваться для поддержки вывода X , но только для тех, кто уже готов делать индуктивные выводы, используя С . Это не может убедить скептика, который не готов полагаться на по этому правилу в первую очередь. Тогда можно было подумать, что аргумент просто не дает многого.

Ответ на эти опасения состоит в том, что, как выражается Папино, аргумент: « не предполагает, что делает очень много» (Папино 1992: 18). Тот факт, что контриндуктивистский аналог аргумент существует, верен, но не имеет отношения к делу. Принято считать, что аргумент не может убедить ни контриндуктивиста, ни скептика. Тем не менее сторонники индуктивного обоснования утверждают, что есть еще некоторая добавленная стоимость в демонстрации того, что индуктивные выводы надежны, даже если мы уже принимаем, что нет ничего о них проблематично.Индуктивное обоснование индукции обеспечивает своего рода важную проверку согласованности наших существующих верования.

4.2 Нет правил

Можно пойти еще дальше и попытаться разобрать Юмовская округлость. Может быть, индуктивные умозаключения даже не имеют правила в общем. Что, если каждый индуктивный вывод по сути уникален? Окаша, например, утверждает, что проблема циркулярности Юма может следует избегать, если за индукцией «нет правил» (Окаша 2005а, б). Нортон выдвигает аналогичную идею о том, что все индуктивные выводы материальны и не имеют ничего общего с формальной (Нортон 2003 г.).

Сторонники таких взглядов подвергли критике утверждение Юма о том, что является UP, на котором основаны все индуктивные выводы. Есть давно были жалобы на нечеткость принципа единообразия (Лосось, 1953). Будущее лишь в некоторых отношениях напоминает прошлое, но не другие. Предположим, что на все мои дни рождения я был до 40 лет. Это не дает мне повода ожидать, что я в следующий день рождения мне будет меньше 40 лет. Кажется, тогда есть главный пробел в учении Юма.Он мог бы объяснить или описал, как мы делаем индуктивный вывод, исходя из предположения, что это тот, который мы можем нарисовать . Но он оставляет нетронутым вопрос о том, как мы различаем случаи, когда мы экстраполируем закономерность законно, рассматривая это как закон, и случаи, когда мы этого не делаем.

Часто считают, что Нельсон Гудман высказал это мнение в особенно яркая форма с его «новой загадкой индукции» (Гудман 1955: 59-83). Предположим, мы определяем предикат «grue» в следующим образом.Объект «грязный», когда он зеленый, если наблюдал раньше времени t и синий иначе. Гудман считает мысленный эксперимент, в котором мы наблюдаем пучок зеленых изумрудов раньше времени т . Мы могли бы описать наши результаты, сказав все наблюдаемые изумруды зеленые. Используя простой перечислительный индуктивный схемы, мы могли заключить из результата, что все наблюдаемые изумруды зеленый, что все изумруды зеленые. Но в равной степени мы могли бы описать те же результаты, если сказать, что все наблюдаемые изумруды являются черными.Затем, используя ту же схему, мы могли бы вывести из результата, что все наблюдали изумруды грязные, что все изумруды грязные. В первом случае мы ожидайте, что изумруд, наблюдаемый через время t , будет зеленым, тогда как в второй — мы ожидаем, что он будет синим. Таким образом, два предсказания несовместимо. Гудман утверждает, что Хьюм не стал делать любое объяснение того, почему мы проецируем такие предикаты, как «Зеленый», но не такие предикаты, как «grue». Этот это «новая загадка», которую часто принимают за дальнейшую проблема индукции, которую Юм не рассматривал.

Одна мораль, которую можно было бы заимствовать у Гудмана, заключается в том, что не существует ни одного общий принцип единообразия, на который опираются все возможные аргументы (Sober 1988; Norton 2003; Okasha 2001, 2005a, b). Скорее каждый индуктивный умозаключение предполагает более конкретную эмпирическую предпосылку. А конкретный индуктивный вывод зависит от определенного способа, которым будущее похоже на прошлое. Тогда это может быть оправдано другим индуктивный вывод, который зависит от совершенно иных эмпирических требовать.Это, в свою очередь, должно быть оправдано еще одним индуктивный вывод. Природа проблемы Юма во втором рог таким образом преображается. Нет округлости. Скорее есть регресс индуктивных обоснований, каждое из которых полагается на свои собственные эмпирические предпосылки (Sober 1988; Norton 2003; Okasha 2001, 2005а, б).

Один из способов выразить эту мысль — сказать, что аргумент Юма основывается на на ошибку кванторного сдвига (Sober 1988; Okasha 2005a). Юм говорит что существует общая предпосылка для всех индуктивных умозаключений, тогда как он должен был сказать, что для каждого индуктивного умозаключение, есть некоторая предпосылка.Различные индуктивные выводы тогда основываются на различных эмпирических предпосылках, и проблема округлости устранена.

Каковы же будут последствия предположения о том, что юмовский проблема действительно должна была быть регрессом, а не замкнутостью? Здесь возможны разные мнения. С одной стороны, можно подумать что регресс по-прежнему приводит к скептическому выводу. Итак, хотя точная форма, в которой Юм заявил, что его проблема неверна, вывод существенно не отличается (Sober 1988).Другой возможность состоит в том, что преобразование смягчает или даже удаляет скептическая проблема. Например, Нортон утверждает, что результатом является растворение проблемы индукции, так как регресс оправдания мягко прекращаются (Norton 2003). И еще Окаша мягко предполагает, что даже если регресс бесконечен, «Возможно, в конце концов, бесконечные регрессы менее плохи, чем порочные круги » (Окаша 2005b: 253).

Любое исчезновение круговорота Юма зависит не только от утверждая, что UP следует заменить эмпирическими предпосылками которые специфичны для каждого индуктивного вывода.Также необходимо установить, что индуктивные выводы не имеют общих правила — иначе все равно будет хоть какая-то правило-циркулярность. Окаша предполагает, что байесовская модель обновление убеждений является иллюстрацией того, как можно охарактеризовать индукцию без правил, но это проблематично, так как в этой модели все индуктивные выводы по-прежнему разделяют общее правило байесовского условность. Материальная теория индукции Нортона Подробнее действительно обещает характеристику индукции без правил, но это неясно, действительно ли можно избежать какой-либо роли общих правил (Ахинштейн 2010; Уорролл 2010).

5. Необходимые условия для обоснования

Обычно читают, что Юм вынес отрицательный вердикт возможность обоснования вывода I с помощью такой предпосылки, как P8. Однако есть некоторые, кто сомневается в том, лучше ли интерпретировать Юма. в качестве заключения об обоснованности вывода I при все (мы обсудим эти интерпретации в раздел 5.1). Есть также те, кто по-разному сомневается в том, помещение P8 действительно дает действительное необходимое условие для обоснования вывод I (разделы 5.2 а также 5.3).

5.1 Интерпретация заключения Юма

Некоторые ученые отрицают, что Юм следует читать как ссылающийся на посылка такая помещение P8 вообще. Причина, по их утверждению, в том, что он не стремился явно нормативный вывод об обосновании, такой как C5. Юм определенно ищет «цепочку рассуждений» из предпосылки индуктивного вывода к заключению, и он думает что аргумент UP необходим для завершения цепочки. Однако можно было подумать, что дальнейших предположений относительно оправдание, и поэтому вывод его аргумента просто C4: нет цепочки рассуждений от посылок до заключения индуктивный вывод.Тогда Юм мог бы быть таким, как Дон Гаррет и Дэвид. Оуэн утверждал, выдвигая «тезис в когнитивной психологии », вместо того, чтобы делать нормативные заявления о обоснование (Owen 1999; Garrett 2002). Тезис о характер познавательного процесса, лежащего в основе вывода. В соответствии с Гарретт, главный вывод аргумента Юма состоит в том, что может быть нет процесса рассуждения, который устанавливает UP. Для Оуэна это послание что вывод не делается через цепочку идей, связанных посреднические связи, как это было бы характерно для факультета причина.

Есть также переводчики, которые утверждают, что Юм просто пытается исключить конкретный вид оправдания индукции на основе концепция разума, преобладающая среди рационалистов его времени, а не оправдание в целом (Beauchamp & Rosenberg 1981; Байер 2009). В частности, утверждалось, что это «Попытка опровергнуть рационалистическое убеждение, что по крайней мере некоторые индуктивные аргументы доказательны »(Beauchamp & Розенберг 1981: xviii). Согласно этой интерпретации, помещение P8 следует изменить так, чтобы оно читалось примерно так:

  • Если нет цепочки рассуждений, основанных на убедительных аргументах из посылки к выводу вывода I , то Вывод I не обоснован.

Однако такие интерпретации противоречат тому факту, что Аргумент Юма — это явная атака с двух сторон, которая касается не только доказательных аргументов, но и вероятных аргументы.

Вопрос о том, насколько обширное нормативное заключение отнести к Юм — сложный человек. Частично это зависит от толкования Собственное решение Юма его проблемы. Как мы видели в секция 1, Юм приписывает основу индуктивного вывода принципам воображение в «Трактате» и в «Исследовании «Обычай», «привычка», задуманный как своего рода природный инстинкт.Тогда возникает вопрос, может ли эта альтернатива предоставляет любое обоснование вывода, даже если ни одно основанный на причине. На первый взгляд кажется, что Юм предполагая, что индуктивные выводы основываются на совершенно арациональном основание. Он явно не думает, что им не удается производить хорошие результаты. Фактически, Юм даже предполагает, что эта операция разума может даже быть менее «подверженным ошибкам и ошибкам», чем если бы были доверены «ошибочным выводам нашего разума, который работает медленно »(Э.5.2.22). Это тоже не ясно, что он видит работу воображения как полностью лишенный рациональности. Во-первых, Юм говорит о воображении в соответствии с принципами . Позже в Трактате он даже дает «правила» и «логику» для характеризуя то, что следует считать хорошим причинным выводом (Т. 1.3.15). Он также ясно видит возможность различать лучшие формы такого «рассуждения», как он продолжает называть Это. Таким образом, есть основания утверждать, что Юм не пытался утверждать, что индуктивные выводы не имеют рационального основания что бы то ни было, а просто то, что у них нет определенного типа рациональное основание, уходящее корнями в способность разума.

Все это указывает на то, что есть место для споров по поводу предполагаемого масштабы собственного вывода Юма. И поэтому есть место для спорить о том, что именно формирует посылка (например, посылка P8) что соединяет остальную часть его аргументов с нормативным выводом должен взять. Однако независимо от того, кто прав в этом, факт остается, что Юм на протяжении всей истории преимущественно читался как представляя аргумент в пользу индуктивного скептицизма.

5.2 Постулаты и петли

Даже если приписать Юму нормативное заключение, можно подвергнуть сомнению его аргумент, спросив, есть ли помещение P8 правда.Это может побудить к общему размышлению о том, что необходимо для обоснование вывода, в первую очередь, и что такое Юм даже прошу.

Например, Витгенштейн усомнился в том, что это вообще имеет смысл спросить об основаниях для индуктивных выводов.

Если бы кто-нибудь сказал, что информация о прошлом его не убедила что что-то случится в будущем, я не должен понимать его. Его можно спросить: а что же тогда вы ожидаете, что вам скажут? Какой вид информации вы называете основанием для такого убеждения? … Если это не основания, тогда какие основания? — Если вы скажете, что эти не являются основанием, тогда вы обязательно должны быть в состоянии указать, что должно быть дело для нас, чтобы иметь право сказать, что есть основания для наше предположение….(Витгенштейн 1953: 481)

Например, можно не подумать, что должна быть даже цепочка. рассуждений, в которых каждый шаг или предположение подкрепляется аргумент. Витгенштейн считал, что есть некоторые принципы, поэтому фундаментально то, что они не нуждаются в дальнейшей поддержке аргумент. Это «петли», на которых расследование повороты.

На основе идей Витгенштейна развилось общее понятие «Право», которое является своего рода рациональным основанием для удержания определенные предложения, к которым не предъявляются те же требования, что и «Оправдание».Право предоставляет эпистемологические права на придерживаться предложения, не неся ответственности за обоснование веры в него на споре. Криспин Райт (2004) утверждал, что существуют определенные принципы, в том числе Принцип единообразия, которые мы имеет право в этом смысле удерживать.

Некоторые философы поставили перед собой задачу определить набор или набор постулатов, которые составляют правдоподобную основу для индуктивного выводы. Бертран Рассел, например, утверждал, что пять постулатов лежат в основе индуктивного рассуждения (Russell 1948).Артур Бёркс, с другой стороны, предположил, что набор постулатов не уникален, но может быть несколько наборов постулатов, соответствующих различные индукционные методы (Burks, 1953, 1955).

Главное возражение против всех этих взглядов состоит в том, что они на самом деле не решают проблема индукции способом, обеспечивающим надежную фиксацию столбов на котором стоит индуктивный вывод. Как говорит Салмон, «Допущение к делу неоправданных и неоправданных постулатов. с проблемой равносильно превращению научного метода в вопрос вера »(Salmon 1966: 48).

5.3 Прекращение существования обычных языков

Вместо того, чтобы позволять необоснованным эмпирическим постулатам давать нормативные поддержки индуктивного вывода, вместо этого можно было бы привести доводы в пользу совершенно иное представление о том, что подразумевается под оправданием. Как и Витгенштейн, более поздние философы обыденного языка, особенно П.Ф. Стросон также спросил, что именно значит попросить обоснование индуктивных выводов (Strawson 1952). Это стало известное как «растворение обыденного языка» проблема индукции.

Стросон отмечает, что было бы целесообразно попросить дедуктивную обоснование индуктивных выводов. Но не совсем понятно, что это полезно, поскольку это фактически «требование, чтобы индукция будет показано, что это действительно своего рода дедукция »(Strawson 1952: 230). Скорее, говорит Стросон, когда мы спрашиваем, индуктивный вывод оправдан, мы обычно судим, соответствует нашим обычным индуктивным стандартам. Предположим, он говорит, что кто-то сформировал убеждение путем индуктивного вывода, что All f ’s г .Стросон говорит, что если этого человека спросят об их основания или причины для такой веры,

Я думаю, что было бы удовлетворительным ответом, если бы он ответил: «Что ж, благодаря своему обширному и разнообразному опыту я пришел через бесчисленные случаи f и никогда не случай f чего не было в случае с г ». Говоря это, он явно заявляя, что имеет индуктивную опору , индуктивных доказательств определенного рода в пользу его веры.(Стросон 1952)

Это просто потому, что индуктивная поддержка, как ее обычно понимают, просто состоит из наблюдения множества положительных примеров в широком разнообразие условий.

Фактически, этот подход отрицает, что создание цепочки рассуждений необходимое условие для обоснования. Скорее индуктивный вывод оправдан, если он соответствует обычным стандартам индуктивное обоснование. Но есть ли что-то еще? Можем ли мы не спросить по какой причине мы должны полагаться на эти индуктивные стандарты?

Несомненно, имеет смысл спросить, является ли конкретный индуктивный вывод оправдано.Но ответ на этот вопрос довольно прост. Иногда у людей достаточно доказательств для своих выводов и иногда они этого не делают. Есть ли смысл спросить, есть ли индуктивные процедуры вообще оправданы? Стросон рисует аналогия между вопросом о том, является ли конкретное действие законным. Мы можем Он говорит, что ответьте на такой вопрос, сославшись на закон страны.

Но вообще нет смысла спрашивать, действует ли закон земля, правовая система в целом, является или не является законной.Для чего правовые стандарты нам нравятся? (Стросон 1952: 257)

По Стросону,

Это аналитическое утверждение, что разумно иметь степень веры в утверждение, которое пропорционально силе доказательства в его пользу; и это аналитическое предложение, хотя и не предложение математики, что, при прочих равных, доказательства для обобщения сильны пропорционально количеству благоприятные случаи и разнообразие обстоятельств, в которых они были найдены, отлично.Итак, чтобы спросить, разумно ли размещать полагаться на индуктивные процедуры — все равно что спрашивать, разумно соразмерять степень своей убежденности сила доказательств. Это то, что «быть разумный » в данном контексте означает . (Стросон, 1952: 256–57)

Таким образом, согласно этой точке зрения, нет никаких дальнейших вопросов спросите, разумно ли полагаться на индуктивный выводы.

Философы обыденного языка явно не возражают против Юма Помещение P8.Но на самом деле то, что они делают, предлагает совсем другое рассказ о том, что значит быть оправданным, веря в заключение индуктивных выводов. Что нужно, это просто соответствие индуктивным стандартам, и нет никакого реального смысла просить дальнейшее обоснование для тех.

Основное возражение против этой точки зрения состоит в том, что соответствие обычным стандартов недостаточно, чтобы предоставить необходимое обоснование. Что мы необходимо знать, является ли вера в вывод индуктивного вывод является «эпистемически обоснованным или оправданным в том смысле, что … есть основания полагать, что это, скорее всего, правда »(BonJour 1998: 198).Проблема, которую поднял Хьюм, заключается в следующем: были ли, несмотря на то, что индуктивные выводы сделать верные выводы в прошлом, у нас есть основания полагать, что Вывод из индуктивного вывода, который мы сейчас делаем, вероятно, будет верным. Возможно, установление рациональности индуктивного вывода в того, что он следует индуктивным стандартам, недостаточно для установить, что его заключение, вероятно, будет правдой. На самом деле Стросон позволяет поставить вопрос о том, будет ли индукция продолжать быть успешным », что отличается от вопроса о том, рациональна ли индукция.Этот вопрос он решает по «случайному фактическому вопросу» (Strawson 1952: 262). Но если Юма волновал именно этот вопрос, то он не является ответом на него. установить, что индукция рациональна, если это утверждение не понято включать или подразумевать, что индуктивный вывод, выполняемый в соответствии с к рациональным стандартам, скорее всего, приведет к верному заключению.

6. Жизнь с индуктивным скептицизмом

До сих пор мы рассматривали различные способы, которыми мы могли бы попытаться решить проблему индукции, сопротивляясь той или иной посылке Аргумент Юма.Однако некоторые философы видели его аргумент как неопровержимый и, таким образом, признал, что он действительно ведет к индуктивный скептицизм, вывод о том, что индуктивные выводы не могут быть оправданным. Тогда задача состоит в том, чтобы найти способ жить с такими кажущийся радикальным вывод. Похоже, мы полагаемся на индуктивный вывод повсеместно в повседневной жизни, и также принято считать, что лежит в основе научного метода. Можем ли мы продолжить все это, хотя все еще серьезно думает, что ничто из этого не оправдывается какой-нибудь рациональный аргумент?

Один из вариантов здесь — утверждать, как это делает Николас Максвелл, что проблема индукции ставится в слишком ограничительной контекст.Максвелл утверждает, что проблема не возникает, если мы примем концепция науки, отличная от стандартной эмпирика, который он обозначает эмпиризм »(Максвелл, 2017).

Другой вариант — думать, что значимость проблемы индукция каким-то образом ограничивается скептическим контекстом. Сам Юм кажется, думал в этом направлении. Например, он говорит:

Природа всегда будет защищать свои права и в конце концов возьмет верх над какие бы то ни было абстрактные рассуждения.Хотя мы должны сделать вывод, поскольку Например, как и в предыдущем разделе, что во всех рассуждениях от опыт, есть шаг ума, который не поддерживается любым аргументом или процессом понимания; нет опасности, что эти рассуждения, от которых зависит почти все знание, будут когда-либо быть затронутым таким открытием. (E. 5.1.2)

Ясно, что цель Юма не в том, чтобы утверждать, что мы не должны делать индуктивные выводы в повседневной жизни, да и вообще весь его метод и система описания разума в натуралистических терминах зависит от индуктивные выводы насквозь.Проблема индукции то следует рассматривать как проблему, возникающую только на уровне философская рефлексия.

Еще один способ уменьшить силу индуктивного скептицизма — это ограничить его объем. Карл Поппер, например, рассматривал проблему индукция как непреодолимая, но он утверждал, что наука на самом деле основаны вообще на индуктивных выводах (Popper 1935 [1959]). Скорее он представил дедуктивистский взгляд на науку, согласно которому она поступает, делая смелые предположения, а затем пытается опровергнуть эти домыслы.В простейшем варианте этого аккаунта, когда гипотеза делает предсказание, которое оказывается ложным в эксперимента, гипотеза отвергается как опровергнутая. Логика этого процедура полностью дедуктивная. Гипотеза влечет за собой предсказание, и ложность предсказания опровергает гипотезу методом толленс. Таким образом, Поппер утверждал, что наука не основана на экстраполяционные выводы, рассмотренные Юмом. Следствием этого будет что это не так важно, по крайней мере для науки, если эти выводы будет не хватать рационального основания.

Отчет Поппера кажется неполным в важном отношении. Всегда есть много гипотез, которые еще не опровергнуты доказательства, и они могут противоречить друг другу. Согласно строго дедуктивная структура, поскольку ни одна из них еще не фальсифицирована, они все на равных. Тем не менее, ученые обычно хотят сказать что одно лучше подтверждается доказательствами, чем другие. Мы кажемся нужно больше, чем просто дедуктивное рассуждение для поддержки практических принятие решений (Salmon 1981).Поппер действительно апеллировал к понятию одна гипотеза лучше или хуже «подтверждается» свидетельство. Но, возможно, это отвлекло его от строго дедуктивного подхода. взгляд на науку. В таком случае представляется сомнительным, что чистый дедуктивизм может дать адекватный отчет о научном методе.

7. Средства и решения

Можно считать, что аргумент Юма окончательно исключил своего рода оправдание индуктивных выводов, которое он искал для. То есть, это может исключить оправдание, которое дает повод для считают вывод определенного индуктивного вывода правильным, или даже скорее всего будет правильным.Однако также можно переместить вдали от фокуса на обосновании конкретных индуктивных выводов, и рассмотреть индуктивные методы в более общем плане. В простых случаях перечислительная индукция, «индуктивный метод» или «Индуктивный принцип», как его иногда называют, — это правило экстраполяции наблюдаемых случаев. Например, это могло быть правилом, которое следует вывести из универсального обобщение, после определенного количества положительных примеров и отвергнуть универсальное обобщение после наблюдения встречные инстанции.Или это можно было бы сформулировать как так называемый «Прямое правило», которое гласит, что нужно проецировать наблюдаемая частота признака для населения в целом, включая будущие экземпляры. Может быть, генерал свойства индуктивного метода дают основание использовать это метода, даже если у нас нет оснований полагать, что метод привести к правильному ответу в каком-то конкретном приложении? Учитывая конкретной индуктивной задаче, мы можем искать оптимальный метод, или средство для предоставления решения.Такой аргумент о средствах и целях может затем составляют основу для следования методу даже при отсутствии причины верить в его успех в конкретных случаях.

7.1 Прагматическое оправдание

Одной из основных ранних попыток в этом направлении была «Прагматический» подход Райхенбаха (1938 [2006]). Райхенбах действительно считал аргумент Юма неопровержимым, но тем не менее он попытался найти более слабое оправдание для индукция. Чтобы подчеркнуть отличие от вида оправдание, которое искал Юм, некоторые дали ему другой термин и называют решение Райхенбаха «оправданием», а не оправдание индукции (Feigl 1950; Salmon 1963).

Согласно этому подходу мы имеем определенную цель — сделать индуктивную выводы. Даже если мы не можем быть уверены, что сможем достичь цели, мы можем по-прежнему утверждают, что если цель может быть достигнута, это будет обычные принципы индуктивного вывода. Это дает повод для делать те обычные индуктивные выводы. Райхенбах делает сравнение с ситуацией, когда мужчина болеет, и врач говорит: «Я не знаю, поможет ли операция спасти человека, но если есть какое-то лекарство, то это операция » (Рейхенбах 1938 [2006: 349]).Это дает какое-то оправдание для действует на мужчину, даже если он не знает, что операция преуспеет.

Райхенбах применил эту стратегию к общей форме «Статистическая индукция», в которой мы наблюдаем относительную частота \ (f_n \) конкретного события в n наблюдениях и затем сформируйте ожидания относительно частоты, которая возникнет, когда больше сделаны наблюдения. Тогда «индуктивный принцип» заявляет, что если после определенного количества случаев наблюдаемый частота \ (m / n \) наблюдается при любом продолжении ряда наблюдений, частота будет по-прежнему находиться в пределах небольшого интервал \ (m / n \).Случаи, подобные рассмотренным Юмом, являются частным случаем. этого принципа, где наблюдаемая частота равна 1. Например, в Хлебный ящик Юма, предположим, хлеб питает n раз из n (т.е. наблюдаемая частота 100%), тогда, согласно принципу индукции, мы ожидаем, что при наблюдайте больше экземпляров, частота питательных будет продолжаться быть в пределах очень небольшого интервала 100%. Следуя этой индуктивной принцип также иногда называют следующим «Прямое правило».Тогда проблема состоит в том, чтобы оправдать использование это правило.

Райхенбах утверждал, что даже если Юм прав, полагая, что мы не можем быть оправданным в размышлениях о любом конкретном применении правила что вывод, вероятно, будет верным, для целей практическими действиями нам не нужно это устанавливать. Вместо этого мы можем считать, что индуктивное правило приводит к «положению», или утверждение, с которым мы работаем, как если бы оно было правдой. Мы полагаем определенную частота f на основании наших данных, а это как делая ставку или ставку на то, что частота на самом деле f .

Согласно Райхенбаху, цель индуктивного вывода: «, чтобы найти серию событий, частота появления которых сходится к пределу »(1938 [2006: 350]). это возможно, что мир настолько беспорядочный, что мы не можем построить серии с такими пределами. Но если есть предел, есть и некоторые элемент серии наблюдений, за пределами которых принцип индукция приведет к истинному значению предела. Хотя индуктивное правило может давать совершенно неверные результаты на ранних этапах последовательности, так как он следует за случайными колебаниями частоты дискретизации, это гарантированно в конечном итоге приблизится к предельной частоте, если такая предел существует.Следовательно, правило индукции оправдано как инструмент постулирования, потому что это метод, о котором мы знаем, что если можно делать заявления о будущем мы их найдем с помощью этого метода (Reichenbach 1949: 475). Это оправдание воспринимается как прагматичный, поскольку, хотя он не дает знания будущего события, это дает достаточную причину для действий (Райхенбах 1949: 481).

У такого прагматичного подхода есть несколько проблем. Одна проблема в том, что предлагаемое им оправдание слишком сильно привязано к в долгосрочной перспективе, при этом практически не ограничивая то, что может быть положено в краткосрочной перспективе.Однако именно в краткосрочной перспективе индуктивный практика действительно имеет место и там, где она действительно нуждается в обосновании (BonJour 1998: 194; Лосось 1966: 53).

С этим связано беспокойство по поводу слабости обоснования ощущение, что это применимо ко многим другим правилам вывода, а также к так называемое «прямое правило» (Salmon 1966: 53). Это применимо, фактически, к любому методу, асимптотически сходящемуся к прямой правило. Легко определяемый класс таких правил — это те, которые добавляют к индуктивное правило — функция \ (c_n \), в которой \ (c_n \) сходятся к ноль при увеличении n .

Райхенбах делает два предложения, направленных на то, чтобы избежать этой проблемы. На с одной стороны, утверждает он, поскольку у нас нет реальной возможности выбирать между методов, мы могли бы просто использовать индуктивное правило, поскольку оно «Проще в обращении благодаря наглядной простоте». Он также утверждает, что метод, который воплощает в себе «наименьшее риск »следует индуктивному правилу (Reichenbach 1938 [2006: 355–356]).

Другая проблема заключается в том, действительно ли Райхенбах установил, что не может быть лучшего правила, чем прямое правило.Например, несмотря на все сказанное, может быть прорицатель или ясновидящий, который способен надежно предсказывать будущие события. Здесь рассуждает Райхенбах что, используя индукцию, мы можем распознать надежность альтернативный метод, изучив его послужной список. Эта мысль была позже подхватил и превратился в предположение, что «Метаиндуктивист», применяющий индукцию не только в «Объектный» уровень для наблюдений, но также и для успеха методы других, могли бы с помощью этих средств также сделать прогнозно в качестве альтернативного метода (Schurz 2008; см. Раздел 7.3 для более подробного обсуждения метаиндукции).

Можно также спросить, действительно ли прагматический аргумент предоставить универсальное и общее обоснование соблюдения индуктивное правило. Конечно, прагматическое решение должно учитывать различия в выплатах, зависящие от обстоятельств. Например, Райхенбах предлагает следующий аналог своей прагматической обоснование:

Мы можем сравнить нашу ситуацию с ситуацией человека, который хочет ловить рыбу в неизведанная часть моря.Некому сказать ему, действительно ли в этом месте есть рыба. Закинуть сеть? Ну если он хочет чтобы ловить рыбу в этом месте, я бы посоветовал ему забросить сеть, взять шанс хотя бы. Лучше попробовать даже в неопределенности, чем не пытаться быть уверенным в том, что ничего не получишь. (Reichenbach 1938 [2006: 362–363])

Как указывает Ланге, приведенный здесь аргумент «предполагает, что существует бесплатно ». В такой ситуации «рыбак имеет все, чтобы выиграть и ничего не потерять, забрасывая сеть » (Ланге 2011: 77).Но если попытка требует значительных затрат, но это может быть не так Понятно, что наиболее рациональный образ действий — забросить сеть. Аналогичным образом, имеет ли смысл проводить политику не делать прогнозов, а придерживаться политики следования индуктивное правило, может зависеть от практических наказаний ошибаться. Прагматическое решение может не предложить обоснование для следования правилу индукции, которое применимо во всех обстоятельства.

7.2 Теория формального обучения

Как мы видели выше, одной из проблем Райхенбаха было то, что слишком много правил, которые сходятся в пределе к истинной частоте. Какой из них выбрать в краткосрочной перспективе? Возможно расширить общую стратегию Райхенбаха, рассмотрев, что происходит, если у нас есть другие эпистемические цели, помимо долгосрочной конвергенции. Могут ли другие цели накладывать ограничения на то, какие методы следует использовать в краткосрочная перспектива? Область формальной теории обучения развивалась ответы на эти вопросы (Kelly 1996; Schulte 1999; также см. Schulte 2017).

В частности, теоретики формального обучения рассматривали цель добраться до истины максимально эффективно или быстро, насколько это возможно как цель минимизировать количество изменений ума или отказов по пути. Затем было показано, что обычный индуктивный метод для которого характерно предпочтение более простых гипотез (Бритва Оккама), может быть оправдана, поскольку это уникальный метод что в конечном итоге соответствует стандартам для достижения истины, поскольку максимально эффективно, с минимальным количеством ретракций (Schulte 1999).

Теорию формального обучения можно рассматривать как своего рода расширение Рейхенбаховская программа. Он не предлагает оправданий для индуктивные выводы в смысле объяснения причин, почему они должны следует рассматривать как способные привести к истинному заключению. Скорее предлагает причины для использования определенных методов, исходя из их оптимальности в достижение определенных желаемых эпистемических целей, даже если нет гарантируют, что на любом этапе расследования полученные результаты вообще близки к истине.Однако недавно Steel (2010) предположил, что формальная теория обучения предлагает больше и действительно дает Решение проблемы индукции. Это утверждение основано на довольно ограничительная интерпретация «проблемы Юма» как проблема: «Какое оправдание для индуктивного вообще обобщения? » (2010: 182), а не как проблема предоставления основания для данного индуктивного вывода. Steel’s претензии были оспорены Колином Хоусоном (2011).

7.3 Метаиндукция

Другой подход к реализации широкой рейхенбаховской программы состоит в том, чтобы перейти на уровень метаиндукции.Мы можем провести различие между применение индуктивных методов на уровне событий — так называемые Индукция «объектного уровня» и применение индуктивных методов на уровне конкурирующих методов прогнозирования — так называемых «Метаиндукция». В то время как индуктивные методы объектного уровня делать прогнозы на основе наблюдаемых событий встречаются, метаиндуктивные методы делают прогнозы на основе агрегирования прогнозы различных доступных методов прогнозирования в соответствии с их показатели успеха. Здесь определяется степень успеха метода. в соответствии с каким-то точным способом достижения успеха в создании предсказания.

Тогда возникает вопрос, может ли существовать метаиндуктивный метод. что является «оптимальным с точки зрения прогноза» в том смысле, что следуя этому методу, лучше всего удается делать прогнозы среди всех конкурирующих методы, независимо от того, какие данные получены. Герхард Шурц имеет выделила результаты обучения, основанного на сожалении, Чезе-Бьянки, что существует метаиндуктивная стратегия, которая оптимально для прогнозирования среди всех доступных методов прогнозирования эпистемическому агенту (Cesa-Bianchi & Lugosi 2006; Schurz 2008, предстоящий).Эта метаиндуктивная стратегия, которую Шурц называет «WMI», прогнозирует средневзвешенное значение прогнозов доступные методы, где веса «Привлекательность», которая измеряет разницу между коэффициент успешности собственного метода и коэффициент успешности wMI.

Главный результат состоит в том, что стратегия wMI является оптимальной в долгосрочной перспективе в ощущение, что он приближается к максимальной вероятности успеха из доступных методы прогнозирования. Границы наихудшего случая для краткосрочной производительности могут также быть производным.Результат оптимальности является основой для a priori означает оправдание использования wMI. А именно Думаю, разумно использовать wMI, так как он позволяет добиться наилучших результатов. вероятность успеха в долгосрочной перспективе при использовании данных методов.

Шурц также утверждает, что это априори оправдание wMI, вместе с условным фактом, что индуктивные методы до сих пор был намного более успешным, чем неиндуктивные методы, дает апостериори обоснование индукции.Поскольку wMI будет достичь в долгосрочной перспективе максимального успеха из имеющихся методы прогнозирования, целесообразно его использовать. Но что касается Фактически, максимальный успех достигается индуктивными методами. Следовательно, поскольку априори оправдано использование wMI, это также априори оправдано использовать максимально удачный метод на уровне объекта. Поскольку оказывается, что максимально успешный метод — индукция, тогда целесообразно использовать индукция.

Теоремы Шурца об оптимальности wMI применимы к случаю где существует конечное число методов прогнозирования.Одна точка обсуждение заключается в том, является ли это серьезным ограничением его претендует на полное решение проблемы индукции (Экхардт 2010).

Индукционный курс

Обзор

Что такое индукция родов?

Стимуляция родов — это процесс искусственного запуска родов для родов. Иногда медицинские работники стимулируют роды, чтобы ускорить процесс родов. Несколько методов могут вызвать роды, включая прием лекарств и разрыв амниотической оболочки (самого внутреннего слоя плаценты).

Почему проводится индукция родов?

Основная причина, по которой медицинские работники стимулируют роды, — это защита здоровья ребенка и матери. Найдите время, чтобы поговорить со своим врачом, если вам предлагается индукция.

Ваш лечащий врач может порекомендовать индукцию родов, если:

  • Вы на неделю или более позже ожидаемого срока родов вашего ребенка
  • Ваше здоровье или здоровье вашего ребенка под угрозой
  • Ваш амниотический мешок разрывается, но сокращения матки не начинаются

Кому может потребоваться индукция родов?

Если у вас есть определенные заболевания, например диабет или высокое кровяное давление, индукция родов может помочь снизить риск осложнений для вас и вашего ребенка.Ваш лечащий врач может порекомендовать индукцию родов, если у вас в прошлом были мертворождения. Стимулирование родов может помочь защитить здоровье вашего ребенка и предотвратить повторное мертворождение.

Детали процедуры

Как осуществляется индукция родов?

Поставщики медицинских услуг могут порекомендовать один или несколько из нескольких методов стимулирования родов:

  • Амниотомия: во время этой процедуры ваш лечащий врач вводит небольшой пластиковый зонд через шейку матки, чтобы разрушить мембраны амниотического мешка.Амниотический мешок содержит жидкость, окружающую вашего ребенка. Разрыв этих плодных оболочек обычно приводит к быстрому началу схваток, поскольку объем жидкости между шейкой матки и ребенком уменьшается.
  • Удаление плодных оболочек: Ваш лечащий врач проводит пальцем в перчатке по мембранам, соединяющим амниотический мешок с маткой. В результате действия высвобождаются определенные природные химические вещества, называемые простагландинами. Эти химические вещества смягчают (открывают) шейку матки и способствуют началу схваток.
  • Лекарства: Некоторые лекарства помогают шейке матки размягчиться и начать схватки.Эти лекарства включают окситоцин (Pitocin®) и искусственные простагландины — вещества, которые действуют как гормоны в организме.
  • Механические методы: Эти методы, способствующие созреванию шейки матки, включают использование баллонных катетеров.

Риски / преимущества

Каковы риски индукции родов?

Принуждение к родам может быть сопряжено с определенными рисками. Риски зависят от метода, который выберет ваш лечащий врач.

Некоторые методы, например слишком быстрый прием слишком большого количества окситоцина, могут вызвать чрезмерную стимуляцию матки.Эта чрезмерная стимуляция может привести к слишком частому сокращению матки. Слишком частые схватки могут привести к осложнениям, включая проблемы с пуповиной и частотой сердечных сокращений ребенка.

Другие возможные риски индукции родов включают:

  • Инфекция
  • Разрыв матки
  • Повышенный риск кесарева сечения
  • Смерть плода

Возможно, побуждение к труду вам не подойдет. Если это произойдет, у вас будет больше шансов на кесарево сечение (кесарево сечение).

Когда и как индуцируются роды

В наши дни практикующие врачи стремятся довести все беременности до срока или до 39 недель, что означает, что роды не должны проводиться по выбору раньше этого срока.

Но иногда возникают ситуации, когда природу нужно немного подтолкнуть. Вот почему ваш врач может вызвать роды и чего ожидать, если это случится с вами.

Что значит стимулировать роды?

Ваш практикующий врач может определить, пора ли вызывать или начинать схватки с помощью лекарств или других методов, если беременность является переношенной (то есть вы достигли 42 недель) или ваше здоровье или состояние вашего ребенка находится под угрозой.

Почему ваш врач может вызвать роды?

Существует ряд причин, по которым ваш практикующий может принять решение о стимулировании родов, в том числе:

  • Вы опаздываете. Если ваша матка не проявляет никаких признаков действия, ваш врач может побудить вас примерно через 42 недели.
  • Возникла сложность. Иногда такие состояния, как преэклампсия, диабет, гестационный диабет, проблемы с плацентой или проблемы с околоплодными водами (низкий уровень или инфекция), делают рискованным продолжение беременности.
  • У вас разрыв плодных оболочек. Если вода отошла и схватки не начались сами по себе в течение 24 часов, врач может спровоцировать их.
  • Ваш ребенок не чувствует себя хорошо. Если тесты показывают, что ваш ребенок достаточно зрел, чтобы родить, ваш врач может выбрать индукцию.
  • Вы живете далеко от больницы. Вас могут побудить, если вы живете далеко от места, где вы рожаете, или у вас ранее были короткие роды, потому что есть опасения, что вы можете не добраться до больницы или родильного дома вовремя.Это называется факультативным вводным курсом, и его следует назначить в месте, где вы планируете роды, не ранее, чем через 39 недель.

Как ваш врач будет стимулировать роды?

Если вас все-таки нужно побудить, процесс включает в себя несколько этапов, хотя обычно вы не проходите все из них:

  • Созревание шейки матки. Обычно шейка матки раскрывается сама собой, когда вы готовы к родам. Однако, если ваша шейка матки не показывает признаков расширения и стирания (размягчения, раскрытия, истончения), чтобы позволить вашему ребенку покинуть матку и войти в родовые пути, вашему врачу необходимо будет заставить созревание катиться.Обычно она делает это, нанося местную форму гормона простагландина (гель или вагинальные свечи) на шейку матки. Ваша шейка матки будет проверена через несколько часов; часто этого бывает достаточно, чтобы начались схватки и схватки. Однако, если простагландин выполняет свою работу по созреванию шейки матки, но схватки еще не начались, процесс переходит к следующим этапам. (Обратите внимание, что иногда, если вы перенесли кесарево сечение или другую операцию на матке, вам не будут вводить простагландин, чтобы предотвратить разрыв матки.А в некоторых случаях ваш врач может использовать механическое средство для созревания шейки матки, например катетер с надувным баллоном или градуированные расширители.)
  • Удаление мембраны. Если ваш мешок с водой (амниотический мешок) все еще не поврежден, ваш врач может начать роды, проведя пальцем по тонкой мембране, соединяющей амниотический мешок. Это заставляет матку выделять простагландин, как если бы роды начались естественным путем, что, в свою очередь, должно привести к размягчению шейки матки и началу схваток.Этот процесс не всегда бывает безболезненным, и хотя он не предназначен для того, чтобы сломать вам воду, иногда это происходит.
  • Разрыв мембраны. Если ваша шейка матки уже начала расширяться и стираться сама по себе, но вода не отошла, ваш практикующий врач может ускорить ваши схватки, искусственно разорвав плодные оболочки. Другими словами, она вручную разобьет мешок с водой, окружающий вашего ребенка, с помощью инструмента, который выглядит как длинный крючок с острым концом. Это может быть неудобно, но не должно быть болезненным.Это одна из процедур, которые, согласно последним рекомендациям Американского конгресса акушеров и гинекологов (ACOG), не могут быть необходимы всем женщинам с беременностями с низким риском.
  • Питоцин. Если ни гели простагландина, ни расслоение или разрыв мембран не привели к регулярным сокращениям в течение нескольких часов, ваш врач медленно даст вам лекарство Питоцин (синтетическая форма естественного гормона окситоцина) через капельницу. вызвать или увеличить схватки.Когда используется Питоцин, схватки, которые обычно начинаются примерно на 30 минут позже, обычно более сильные, регулярные и более частые, чем те, при которых роды начались естественным путем (хотя, если это ваш первый ребенок, вам не с чем будет сравнивать ). Если вы подумываете об эпидуральной анестезии, возможно, вы захотите спросить своего врача о том, чтобы начать ее, пока вы принимаете питоцин, чтобы он был на месте, когда роды действительно начнутся.

Если вместо этого вам может быть поставлено кесарево сечение

Есть некоторые обстоятельства, при которых роды не следует вызывать и кесарево сечение предпочтительнее, в том числе:

  • Необходимость (например, из-за дистресса плода) в немедленные роды
  • Если есть какие-либо сомнения в том, что ваш ребенок может пройти через ваш таз
  • Если у вас ранее было кесарево сечение и вы пытаетесь родить через естественные родовые пути
  • Если плацента находится рядом с шейкой матки или покрывает ее (плацента previa)
  • Если есть выпадение пуповины (пуповина соскользнула во влагалище перед головкой ребенка)
  • Если вы пережили вспышку генитального герпеса
  • Возможно, если у вас несколько детей
  • Возможно, если у вас возникла вспышка генитального герпеса
  • ребенок в тазовом предлежании

Имейте в виду, что теперь ACOG рекомендует практикующим врачам попытаться свести к минимуму вмешательство во время родов при беременностях с низким риском, когда у мамы нормальный прогресс, а у ребенка все хорошо, с целью р. обучающие индукции и кесарево сечение.

ACOG предлагает отложить определенные процедуры, которые могли происходить раньше или чаще в прошлом, или вообще избегать их, если это возможно, если они не становятся необходимыми.

Есть ли риски у индукции родов?

Хотя в большинстве случаев индукция родов проходит гладко, иногда возникают осложнения. К ним относятся:

  • Матка сокращается слишком быстро, вызывая изменения частоты сердечных сокращений плода или проблемы с пуповиной
  • Инфекция у матери или ребенка
  • Разрыв матки
  • Повышенный риск кесарева сечения
  • Кровотечение после родов

Однако знайте, что на протяжении всего процесса ваш ребенок будет постоянно контролироваться с помощью электронного мониторинга плода, который поможет вашему практикующему врачу оценить, как он или она справляется со стрессом, вызванным искусственными родами, и предпринять шаги для защиты вас обоих.

Для беременных с низким риском, когда роды протекают нормально и не индуцируются, ACOG предполагает, что в некоторых случаях может быть целесообразным периодический, а не непрерывный мониторинг плода, но обязательно обсудите это со своим врачом или акушеркой.

Естественные способы стимулирования родов

Безопасно ли самому пытаться вызвать роды?

Несмотря на то, что существует множество естественных методов, которые вы можете использовать, чтобы попытаться вызвать роды (и множество старых женских сказок, сопровождающих их), трудно доказать, что какой-либо из них сработает.

Некоторые женщины клянутся ими, но ни один из домашних методов, переданных от мамы к маме, не был зарегистрирован как неизменно эффективный. Вероятно, отчасти это связано с тем, что, когда они кажутся работающими, трудно установить, действительно ли они работали — или, по совпадению, труд начался сам по себе в то же время.

Тем не менее, если вы на исходе (а кому еще не исполнилось 40 недель и более?), Вы можете попробовать некоторые естественные способы вызвать роды.

Что будет, если индукция родов не сработает?

Очень редко индукция родов не работает, особенно если шейка матки не стерта и не расширена. Если это так, ваш врач может снова попытаться вызвать роды или выбрать кесарево сечение.

Если стимуляция родов срабатывает, как только схватки достигают своего пика, роды должны прогрессировать так же, как и неиндуцированные роды, и проходить обычные фазы родов. Будьте готовы: малыш почти здесь!

Почему идут индукционные?

Фотография любезно предоставлена ​​GE Appliances

Имея в моем нынешнем доме только электрическую плиту, я решил купить индукционную плиту, а не использовать устаревшую электрическую плиту, которая существовала там раньше. После многих лет приготовления пищи на газовой плите я опасался, как эта индукционная плита будет готовить; Я думал, что буду скучать по пламени и по процессу приготовления, к которому я так привык.Но после того, как я готовлю на индукционной плите всего несколько недель, я навсегда останусь моим любимым прибором.

Многие люди до сих пор не знакомы с этой относительно новой технологией. Хотя я писал об индукционных плитах в течение многих лет, я никогда не сталкивался с приготовлением пищи на них до сих пор.

Впервые представленный на Всемирной выставке в Чикаго в 1933 году, индукционная готовка сейчас занимает около 8% рынка варочных панелей и плит.

Фотография любезно предоставлена ​​Sub-Zero Group, Inc.

Согласно Consumer Reports, «ни одна другая технология приготовления пищи, которую мы тестировали, не может быть быстрее, чем самые быстрые индукционные элементы — мы говорим, что на 2–4 минуты быстрее, чем у конкурентов, чтобы довести 6 литров воды до почти кипения».

Индукционная упрощенная

Электромагнитное поле под верхней поверхностью стекла передает ток непосредственно на магнитную посуду, вызывая ее нагрев.Индукционные плиты и варочные панели выглядят как обычные электрические плиты, но когда они нагреваются, они не светятся, как другие плиты. Когда на варочную панель ставится сковорода, совместимая с индукционным нагревом, ток передается на сковороду и мгновенно выделяется тепло. Варочная панель не нагревается, а посуда. И как только горшок вынимается, нагрев прекращается; индукционная плита не будет нагреваться, если на ней нет магнитной посуды.

Преимущества индукции

Основное различие между индукционной варочной панелью и другими типами варочных панелей заключается в скорости приготовления пищи на индукционной плите.В первый раз они вполне могут сжечь первую пищу, которую начали готовить. Есть режим мощности, при котором небольшое количество пищи нагревается за секунды, а вода закипает за несколько минут. Существуют различные уровни нагрева, которые можно использовать для быстрого или более медленного нагрева пищи на самых низких уровнях.

В дополнение к скорости приготовления индукционные плиты также экономят энергию за счет автоматического отключения, когда кастрюля удаляется с плиты. Это также является мерой безопасности, потому что по окончании приготовления нельзя оставить плиту включенной.

Индукционные плиты очень легко чистить. В отличие от газовых плит с решетками и щелями, верхняя часть индукционной варочной панели плоская и требует минимальной очистки. Жир и разливы можно легко стереть и очистить специальным кремом, специально разработанным для приборов со стеклянными поверхностями. Индукционную плиту легко поддерживать в виде новой.

Недостатки индукции

Незначительным недостатком является требование использовать магнитные горшки для индукционных плит.Однако многие кухни уже оборудованы кастрюлями, которые обладают магнитом; Эти горшки также можно использовать с любыми другими типами печей.

В прошлом индукционные плиты были дороже других варочных панелей. Однако в последнее время появились модели по более скромной цене, что делает их более доступными и сопоставимыми по цене с некоторыми другими плитами.

Новые технологии

Одной из новейших технологий, которые появятся в бытовой технике, в том числе в плитах, является возможность подключения, с помощью которой можно программировать и управлять устройством.Согласно Ассоциации производителей бытовой техники (AHAM), возможность подключения «позволит потребителям сэкономить дополнительное время, сэкономить энергию, интегрировать использование возобновляемых источников энергии и подготовить почву для более быстрого и точного ремонта». AHAM прогнозирует: «Подключенные устройства будут почти в каждом доме к 2020 году, когда общее количество таких устройств, как ожидается, достигнет 26 миллиардов». Варочная панель GE Appliance Café ™, показанная выше, может автоматически настраиваться на температуру сковороды по мере того, как домашний повар выполняет рецепт с видео-сопровождением.

Еще одна новая технология, которую Wolf представит в 2019 году, — индукционная варочная панель Cook Anywhere. Кастрюлю можно разместить в любом месте на поверхности варочной панели, и технология автоматически определит след посуды, нагревая только ту область, которая соприкасается. Варочная панель сможет одновременно нагревать до шести кастрюль и сковородок в любом положении, что обеспечивает дополнительную гибкость при приготовлении пищи, так что пользователь не ограничивается конкретными конфорками.

Индукция родов у женщин с нормальной беременностью на сроке 37 недель и более

Снижает ли политика стимулирования родов на сроке 37 недель или позже риски для младенцев и их матерей по сравнению с политикой ожидания до более позднего гестационного возраста, или пока не появятся показания к индукции родов?

Этот обзор был первоначально опубликован в 2006 году и впоследствии обновлен в 2012 и 2018 годах.

В чем проблема?

В среднем беременность длится 40 недель с начала последней менструации женщины. Беременность, продолжающаяся более 42 недель, описывается как «переношенная» или «послеродовая», и женщина и ее врач могут принять решение о рождении ребенка путем индукции. Факторы, связанные с послеродовыми родами, включают ожирение, появление первого ребенка и возраст матери более 30 лет.

Почему это важно?

Длительная беременность может увеличить риск для младенцев, включая более высокий риск смерти (до или вскоре после рождения).Однако стимулирование родов также может иметь риски для матерей и их младенцев, особенно если шейка матки женщины не готова к родам. Текущие тесты не могут предсказать риски для младенцев или их матери как таковые, и во многих больницах есть правила, определяющие, как долго должна продолжаться беременность.

Какие доказательства мы нашли?

Мы провели поиск доказательств (17 июля 2019 г.) и выявили 34 рандомизированных контролируемых испытания, проведенных в 16 разных странах и с участием> 21 500 женщин (в основном с низким риском осложнений).В испытаниях сравнивали политику стимулирования родов обычно после 41 полной недели беременности (> 287 дней) с политикой ожидания (выжидательная тактика).

Политика индукции родов была связана с меньшим количеством перинатальных смертей (22 испытания, 18 795 младенцев). Четыре перинатальных смерти произошли в группе тактики индукции родов по сравнению с 25 перинатальными смертельными случаями в группе выжидательной тактики. Меньше мертворождений произошло в индукционной группе (22 испытания, 18 795 младенцев): два в группе индукционной терапии и 16 в группе выжидательной тактики.

У женщин в индукционных группах испытаний вероятность кесарева сечения была ниже по сравнению с выжидательной тактикой (31 испытание, 21 030 женщин), и, вероятно, разница в количестве вспомогательных родов практически отсутствовала (22 испытания, 18 584 женщины).

Меньшее количество младенцев было отправлено в отделение интенсивной терапии новорожденных (ОИТН) в группе тактики индукции родов (17 испытаний, 17 826 младенцев; доказательства с высокой степенью достоверности). Простой тест здоровья ребенка (оценка по шкале Апгар) через пять минут, вероятно, был более благоприятным в группах индукции по сравнению с выжидательной тактикой (20 испытаний, 18 345 младенцев).

Политика индукции может иметь незначительное значение или не иметь никакого значения для женщин, перенесших травму промежности, и, вероятно, мало или совсем не влияет на количество женщин, у которых послеродовое кровотечение или кормление грудью при выписке. Мы не уверены в влиянии индукции или выжидательной тактики на продолжительность пребывания матери в стационаре из-за очень низкой достоверности доказательств.

Для новорожденных количество травм или энцефалопатии было одинаковым в группах индукционного лечения и выжидательной тактики (доказательства средней и низкой степени достоверности соответственно).Ни в одном из исследований не сообщалось о развитии нервной системы в период наблюдения в детстве и послеродовой депрессии. Только три испытания сообщили о некоторой степени удовлетворенности матерей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.